КНИГА ГЛАВНАЯ ФИЛЬМЫ ГОСТЕВАЯ

  Форум
 FAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   РегистрацияРегистрация   ПрофильПрофиль   ВходВход   Сообщения
Ответить на тему     Список форумов interunity.org -> Главный форум
: Россия. Наши дни.
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 14, 15, 16 
НИКТО
Сообщение Вт Апр 17, 2018 18:04 ::
Ответить с цитатой

Игорь КУЛЕБЯКИН

Игорь Кулебякин в годы написания своих венков сонетов

Венок сонетов "ТЕНИ" был написан автором в 20 лет. Венок сонетов - это сложная поэтическая форма, объединяющая в себе 15 сонетов, "переплетённых" друг с другом особым образом. Каждый новый сонет начинается с последней строчки предыдущего, а заключительный - составляется из первых строчек предыдущих четырнадцати. При этом сам сонет представляет из себя чеканную, отточенную форму. В период с 19 лет до 21 года автором было написано 5 венков сонетов «ТЕНИ» - четвёртый по счёту венок, который написан самыми простыми – шекспировскими сонетами. . Ибо после третьего венка, «сплетённого» из «сложных» сонетов (как и предыдущие венки), автору стало скучно и он решил попробовать такую форму (пусть и более простую). Для разнообразия.

ВЕНОК СОНЕТОВ
ТЕНИ
(28.октябрь. 1982г. – 03. декабрь. 1982г.)

-1-

Опять зажёг огни мой юный город.
Растаял день удач и потрясений.
Единственный прохожий поднял ворот,
Смешной поклонник пьяных развлечений.

Ах, одинокий человек, простите!
Вы, видно, опустившийся поэт,
Посредственный философ и мыслитель?
И вам известен бытия секрет?

Что ж, в этом случае, я вместе с вами
Пройдусь зигзагами до фонаря.
В нём, скрючившись, с открытыми глазами,
Спит мёртвым сном глумливая заря.

Так просветите же, милейший, как
Сползает в окна постепенно мрак?

-2-

Сползает в окна постепенно мрак.
Мой новый друг, присядем на скамейку,
Ты знаешь, беспризорный пёс Колчак
Загрыз вчера зачем-то канарейку.

Не видел в жизни зрелища страшней,
Откуда здесь южанка очутилась?
Её прельстил, наверно, воробей,
Она в него, наверное, влюбилась.

Она совсем, совсем не знала жизнь,
По современным меркам – просто дура.
Ведь состраданье – это атавизм,
И лишь в преданиях живёт Лаура.

И для того, кто слишком горд и молод –
Висит на звёздных цепях лунный молот.

-3-

Висит на звёздных цепях лунный молот,
Вот-вот на голову мне упадёт.
Очнулся мир. Край неба светом сколот…
Эй, слышь, поэт! Тебя жена зовёт.

Иди, иди… И матом не ругайся.
Ты всё же не пастух – интеллигент.
Постой… Я помогу. Ты постарайся
У двери стать, хотя б, как монумент.

Пусть видит твоя верная супруга,
Что ты всегда – и днём, и ночью – трезв.
А как стошнит – внушай, что от испуга,
Что повредил какой-то важный нерв.

Ну вот, опять! Кто ж так лежит, чудак,
Как сверхъестественный холодный знак.

-4-

Как сверхъестественный холодный знак,
Застыл на пустыре угрюмый ясень.
Над ним шумит чуть слышно млечный флаг,
Но этот зов пока ещё напрасен.

Конечно, я стремлюсь к своей звезде,
О ней мечтаю в стенах института…
Во время лекций, в скучной суете,
Черчу пути заветного маршрута.

Я многого хочу: чтоб мир был прост,
Желаю посмотреть на древний Киев…
Но вдруг я отращу тяжёлый «хвост»,
Вдруг у профессора случится «вывих»?

До старости нас мучают идеи.
Я стих пишу – и медленно старею.

-5-

Я стих пишу – и медленно старею.
Не лучше ли в уюте прозябать?
Жениться. После сесть жене на шею,
Курить «Опал» и счастья ожидать.

Конечно, так жить проще и спокойней,
Да здравствует прямая колея!..
Но я люблю огонь холодных молний.
И я, то трезв, то пьяный, как свинья.

И если нет целебного отвара,
Чтоб ссадины на нервах заживлять,
Приходится, увы, в стенах пивбара
Другой бальзам по кружкам разливать.

А там покой. Но руки, как дрова…
Болит от недосыпа голова.

-6-

Болит от недосыпа голова,
На улице безудержно зеваю…
Для мамы я лентяй. Она права.
Об этом я и сам давно уж знаю.

Как много нужно сделать в этот день,
И, Боже правый, не забыть побриться…
Я нежно глажу девственную лень,
Она меня нисколько не боится.

Вот, жалко, что жестка моя кровать,
Но лень моя – прекрасная особа.
Я просто обожаю с ней лежать,
И думать о делах людского рода.

Ну, а когда щеку себе побрею,
Я осторожно свой сонет доклею.

-7-

Я осторожно свой сонет доклею,
Дыханьем нежным оживлю его…
Я пьяницу любого пожалею,
Ему ведь жить на свете нелегко.

Но мне чужды стремления Хайяма
Волшебные напитки прославлять…
За праздничной чертой зияет яма,
А в ней бесовская хохочет рать.

Опасно быть в абстрактном состоянье,
Тем более, покинуть свой порог.
В сыром лесу, забыв про состраданье,
Косматый чёрт угрюмо точит рог.

Поэтому в стихах про грусть – сперва
Раскрашу рифмой серые слова.

-8-

Раскрашу рифмой серые слова.
Потом сложу из них подобье плуга…
Забуду, сколько будет дважды два,
И где стоит великий град Калуга.

И уж, конечно, брошу институт,
Мне надоели эти градиенты.
Я презираю равнодушный труд,
Меня пугают вредные доценты.

Запомните, друзья! Я не снегирь,
Чтоб счастье лета склёвывать зимою…
Мне, может быть, противен злой визирь,
Но не поэт, с оплёванной душою.

Я лунными питаюсь калачами…
Я не ребёнок, чтобы спасть ночами.

-9-

Я не ребёнок, чтобы спасть ночами.
К моей вершине очень труден путь…
Один поэт спит за столом в пижаме,
Другой упрямо силится зевнуть.

И в полу мгле рождаются поэмы,
О славных стройках, хлебе и войне…
Но, Игорь Кулебякин, все мы, все мы
Порой поём о чувственном огне.

И снова ты грустишь о Синей птице,
Слагаешь стих о мире… О себе.
Глядят в упор презрительные лица
И говорят: «Будь проще и грубей»!

Да, критики – язвительный народ…
Пусть с мозга капает прозрачный пот.

-10-

Пусть с мозга капает прозрачный пот,
Пусть руки устают до мелкой дрожи.
Я, может быть, слюнтяй, нахал и мот,
Но, как и все, желаю славы тоже.

Ах, груб моей поэзии челнок –
Мне только двадцать лет. Но, право, право,
Ведь я плету четвёртый уж венок!..
И мне вредна забвения отрава.

Бесспорно, я обычный человек,
Не слабоволен и не слишком стоек.
Мне радость охлаждает вьюжный снег,
А горе – вид пивных уютных стоек.

И всё же после встречи с «мастерами» -
Я все извилины протру лучами.

-11-

Я все извилины протру лучами,
Поверю в искренность своих друзей.
И даже в то, что в парках вечерами
Уже не бьют без повода людей.

Товарищ мой не даром, ох не даром,
Меня ругал, что неумело пью.
По правилам (ужасно, кстати, старым)
Я дурака валяю и дурю.

Я в пьяном виде, дескать, непригляден,
Меня вино сгибает пополам….
Возьми, дружок, бутылку. Я не жаден.
Попробуй сразу выпить столько сам!

И будешь после свой лизать живот,
Как чистоплотный полусонный кот.

-12-

Как чистоплотный полусонный кот.
Глядит на мир улыбчивое солнце…
Я сир и слаб. Неопытен… И вот
В зелёный мир открыл своё оконце.

И поплатился: тучи жирных мух
Влетели в чистую мою квартиру.
Я задыхаться стал. Тяжёлый дух
Смутил мою чувствительную Лиру.

Впитался в стены нестерпимый чад…
Я перепуган, потрясён, растерян.
И вижу, что ко мне премерзкий гад
Вполне серьёзно заползти намерен…

Пора давно бы знать: нет силы в плаче…
Так пожелай же мне, Судьба, удачи.

-13-

Так пожелай же мне, Судьба, удачи,
Пусть расцветёт в журнале мой сонет.
Я с грустью нервы, словно деньги, трачу
Которых никогда в кармане нет.

Зачем мне молодёжная газета,
Дающая рублёвый гонорар?..
Пишу, пишу, пишу я без просвета,
Коплю свой поэтический товар.

Вот напишу стихов большую груду,
Зажгу её и с радости напьюсь.
Не потому, что слишком старым буду,
А потому, что к старости свихнусь.

Иль, может, поведу себя иначе
В решении столь жизненной задачи.

-14-

В решении столь жизненной задачи,
Как изучение премудрых книг,
Я вырубаю векторные чащи…
Но возникает множество интриг.

И, вряд ли, стоит говорить мне снова
О краткости земного бытия…
Я не верблюд и даже не корова,
Поэтому зубрить могу и я.

Я сухостью казённою одарен
Элементарных функций и частиц.
Я в чём-то тоже стал элементарен
И, словно недоспавший филин, скис.

И снова мозг мой скукою прополот…
Опять зажёг огни мой юный город.

-15-

Опять зажёг огни мой юный город,
Сползает в окна постепенно мрак.
Висит на звёздных цепях лунный молот,
Как сверх естественный холодный знак.

Я стих пишу – и медленно старею,
Болит от недосыпа голова.
Я осторожно свой сонет доклею,
Раскрашу рифмой серые слова.

Я не ребёнок, чтобы спать ночами,
Пусть с мозга капает прозрачный пот.
Я все извилины протру лучами,
Как чистоплотный полусонный кот.

Так пожелай же мне, Судьба, удачи
В решении столь жизненной задачи.
28.октябрь. 1982г. – 03. декабрь. 1982г
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение

НИКТО
Сообщение Пт Апр 20, 2018 10:22 ::
Ответить с цитатой

«Игорь КУЛЕБЯКИН»



ГЛАВА ИЗ КНИГИ «А ПРОШЛОЕ КАЖЕТСЯ СНОМ», Обнинск, издательство «ПРИНТЕР», 2002 год, 256 страниц

Очень не люблю писать автобиографии. Тем более, развёрнутые. Поневоле приходится заново переживать многие события, не всегда радостные. Тем не менее, родился в 1962 году. Хорошо помню, как сделал первый в своей жизни шаг, помню восторг и ощущение «невесомости». Помню сильную боль, когда не удержался на ногах и упал на «пятую точку»: внутри всё перевернулось, стало подташнивать. После нескольких подобных падений решил не рисковать и потом достаточно долго передвигался привычным для младенца способом, на четвереньках, как маленький вездеход. Разумеется, ходить всё равно со временем научился. Самое интересное, что по жизни постоянно проигрывалась одна и та же ситуация. Судьба намного раньше положенного заставляла меня осуществлять разные проекты, к которым я совсем не был готов, далее обязательно следовало тяжёлое падение и, в конце концов, неожиданно для себя я твёрдо «вставал на ноги». Так было с газетой «Вы и мы», журналом «Русич», еженедельником «Московские ворота», Калужским региональным отделением Союза литераторов России и многим другим.

Одну из своих статей я назвал «Ах, Обнинск, Обнинск! Области Пальмира»! Я не лукавил. Пожалуй, только коренной обнинец может глубоко прочувствовать уникальную и неповторимую ментальность нашего города. Город – аристократ, весь «пропитанный» интеллектом, отмеченный неизменным снобизмом по отношению к своим ближайшим соседям, Калуге и провинции вообще, сохранивший не смотря ни на что (глобальная утечка мозгов на Запад в «девяностые» годы, финансовое удушение НИИ, безработица и «замещение» вымирающих горожан переселенцами из иных регионов) своё лицо. Поистине, невероятная выживаемость. Вот в таком городе я и формировался как личность.

Оба моих деда были офицерами. Тараканова Максима Сергеевича, деда по материнской линии, в 1935 году призвали в армию. В войска НКВД. Закончил офицерские курсы и несколько месяцев спустя он уже был политруком в одном из лагерей. По характеру - очень скромный и великодушный, но принципиальный, семьянин – от природы. Ему, конечно, было весьма сложно не сломаться в той жестокой ситуации, в то бесчеловечное время. Похоже, это удалось. Даже Солженицин в «Архипелаге Гулаге» не говорит о нём плохо. Всего лишь короткая фраза: «Пришёл вечно мрачный Тараканов». В 1947 году, когда дед уехал в командировку в Кемерово – в связи с повышением по службе, в лагере произошёл массовый побег. Собственно говоря, командировка его и спасла. Вся администрация лагеря пошла под суд, со всеми вытекающими из этого последствиями, а Максима Сергеевича «только» разжаловали до старшин, обязав в течение 48 часов освободить жильё и ехать «куда глаза глядят». В 1948 году дед, моя бабушка Анастасия Кирилловна и четверо их детей уже были в сверх режимном Обнинске, строительство которого проходило под жёстким кураторством Берии. Максим Сергеевич стал командиром взвода военизированной охраны Физико-Энергетического института. Там он и прослужил до самой своей смерти в 1980 году. Кстати, этот високосный год, год Московской олимпиады, стал для меня некой «чёрной вехой». 13 декабря умер мой отец, а 19 декабря – дед, который тоже в немалой степени был для меня отцом… Душа рода - живёт в потомках. Наверное, поэтому в восьмидесятые годы я написал такое стихотворение.

ОСЕНЬ 37-го

Узнало лето горе и нужду,
Давно в полях зерно воруют мыши.
Кленовый лист, похожий на звезду,
Упал на землю с черепичной крыши.

А осень празднует свой первый бал,
Танцует вальсы с грустными дождями…
Кленовый лист, как чья-то жизнь, упал,
Чтобы истлеть на дне глубокой ямы.

Я лету не могу ничем помочь,
Я слишком слаб и близок к потрясенью.
Мне давит на виски слепая ночь,
Вдруг ставшая тяжёлой серой тенью.

Ведь я сам теперь узнал нужду,
И слышу шёпот рядом: «Тише, тише»…
Кленовый лист, похожий на звезду,
Упал на землю с черепичной крыши.

Как я уже писал выше, мой дед по отцу, Кулебякин Георгий Константинович, тоже был офицером. В этом качестве он и познакомился перед войной с моей бабушкой, Галиной Ивановной, коренной ленинградкой. В Питере у меня до сих пор живёт много родственников. В начале войны деда перевели на аэродром тяжёлых бомбардировщиков (кажется, по интендантской части). Там, насколько я помню, базировались ПЕ-8. Этот тип самолётов в 1941 году бомбил Берлин. Интересно, что судьба привела семью отца тоже под Кемерово, где он в 1942 году и родился. После войны Георгий Константинович демобилизовался из армии и из-за сильнейшего голода, свирепствовавшего в стране, перевёз жену и детей в Тверскую область, в свою деревню Власьево (Кашинский район), где стал председателем совхоза, а бабушка, выучившись на учителя, директорствовала в сельской школе.

В 70-х годах известная тележурналистка Бестужева (тогда бессменная ведущая «культурного» блока в главной программе страны «Время») писала книгу о декабристах, в частности, о своём предке – графе Бестужеве, сосланном в Сибирь после революционного бунта на Сенатской площади в 1825 году. Как известно, опального аристократа лишили не только имущества, дворянского звания и привилегий, но и, по сути, имени. Так вот, тележурналистка встретилась с моим двоюродным дедом, Кулебякиным Алексеем Ивановичем, жившим в Ленинграде на улице Энгельса, и сообщила ему, что, оказывается, мы родственники по «декабристской линии».

К слову сказать, в Санкт-Петербурге в XIX веке в личной охране Государя Императора Александра II нёс службу казачий полковник Порфирий Кулебякин, раненый во время покушения на Царя. Есть ли родственная связь с этим героическим казаком, мы, к сожалению, не знаем... Просто никто из нас не занимался подобными исследованиями. А жаль.

Вообще говоря, многие Кулебякины, как «тверские», так и «обнинские», грезят о Санкт-Петербурге, как о потерянной родине. Отец особенно был подвержен этому.

Мои родители познакомились в Обнинске. Мама, Светлана Михайловна, работала в Физико-Энергетическом институте оператором УКВМ в знаменитом Главном корпусе, в котором в 30-е годы жили испанские дети. Там же работал и отец, Владимир Георгиевич. Параллельно он учился в Обнинском филиале МИФИ по специальности «экспериментальная физика». Казалось бы, его жизненный путь был предопределён. И, действительно, отец увлёкся наукой, сделал много изобретений (их он называл «шабашкой»), является автором репринтов и аналитических обзоров, совместно с Золотухиным Борисом Николаевичем и Русановым Александром Евгеньевичем занимался исследованием ионно-ионной эмиссии (они создали установку, не имеющую аналогов мире), но странная тяга рода Кулебякиных к творчеству, от выпиливания и выжигания до рисования и писательства, взяла своё – Владимир Георгиевич стал писать стихи. Причём, почти сразу взялся за сложнейшую форму – венок сонетов. Всего за два года написал три венка. Активно участвовал в работе обнинского литературного объединения и, говорят, был душой этой творческой организации. Валентин Михайлович Ермаков, тогдашний руководитель литобъединения, член Союза писателей СССР, начал предварительную работу по приёму отца в СП, что по тем временам было очень и очень сложным занятием. Всему помешала смерть отца. В 38 лет его не стало. Остались его изобретения, стихи, публикации в центральной и местной печати. Приведу несколько его стихов из ленинградского цикла.

МОЙ ГОРОД

К тебе бегут со всех европ, с полмира!
И всё туристов Запада манит,
(Иль с любопытства, или просто с жиру),
Вот спрыгнут сфинксы, грянут о гранит!

О, Питер, Питер! Севера Пальмира!
Всё так же над твоей Невой звенит
Поэтов новых (ночью чаще) лира,
А в полдень пушка прозой говорит.

Все двадцать лет тобою бредил, что ты!
Совой ходил – не пропустить чего-то.
(Беда большая – белой ночью сон).

Да не допустят Музы, нимфы лиха!
И, слава Богу, было в граде тихо,
Чуть надорвал лишь пасти львам Самсон!
авг.1980г.

В ПЕТЕРГОФЕ

Пошли домой, пожалуй, моя Ева.
Темно. Устал. Мне показалось там,
Вон – оглянулась каменная дева,
Зевнул, прикрыв ладонью рот, Адам.

Богини к ночи ближе к Параскевам.
Ну что вы, не кощунствую я вам!
И боги, видишь, ну как из-под Ржева,
Определённо, сходят к мужикам.

Домой! Смотри сюда: костляв и жилист
Простуженный Нептун со свитой вылез
Ходить в дворцы твои и Верхний сад.

Чего-то да отпущено в полмеры,
Но вижу ясно я тебя, Венера!
Не обо мне ль шумит большой каскад?
1.08.1980г.

В профессиональном плане я в немалой степени повторил путь отца. Закончил ОФ МИФИ (правда, по специальности «прикладная математика»). В 17 лет твёрдо решил, что обязательно буду писателем. В 18 лет, в 1980 году, вместе с семьёй был в гостях у родственников в Ленинграде. Как и полагается Кулебякину, влюбился в этот царственный город. До одури гулял по его улицам, вдоль Чёрной речки, ездил в Петергоф и на Пискарёвское кладбище, «растворялся» в ауре Эрмитажа и Исаакия. До сих пор, спустя 20 лет, нахожусь под впечатлением той поездки. Как и отец, серьёзно осваивать профессию стал с написания венка сонетов «Ленинградские напевы», в 1981 году (в течение последующих двух лет «сплёл» ещё четыре венка), который был опубликован в моей первой книге стихов «Полутона». Надо сказать, что история этой книжечки весьма неординарная. Сразу пятеро поэтов – Эльвира Частикова, Валерий Прокошин, Вера Чижевская, Владимир Бойко и я воспользовались широким жестом Правительства СССР, позволившим издавать книги за счёт средств самих авторов. Объединив усилия, дружно поддерживая друг друга, взаимозаменяя в частых поездках в московское издательство «Прометей», где власть разрешила авторам всей страны «неформально» издаваться, целых два года проталкивались малюсенькие сборнички стихов обнинских поэтов (вёрстки наших книг отсылались в цензурный отдел Политбюро ЦК КПСС, в недрах которого у Бойко зарубили одно «перестроечное» стихотворение). Таким образом, эти книги вошли в историю города и области, как первые издания, вышедшие вне рамок плановой (блатной и субъективной) издательской системы. После выпуска этой книги началась моя профессиональная писательская и издательская работа. По предложению директора производственного предприятия «Витязь» Сергея Мельченко создал еженедельную газету «Вы и мы», которую первое время и редактировал. До этого создал литературно-краеведческий журнал «Русич» и его библиотечку. Некоторое время жил в Калуге, где редактировал еженедельное рекламное приложение к губернаторской газете «Весть» под названием «РИФ», потом работал редактором отдела в издании «Экономика и жизнь – Гостиный ряд». В 1997 году решил создать собственную газету «Московские ворота».

В 1985 – 1987 годах служил в армии на Плисецком космодроме в штабной роте связи, ефрейтор в запасе.

Из книги-сборника автобиографий писателей наукограда Обнинск "А прошлое кажется сном", 2002 год
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение

НИКТО
Сообщение Вс Апр 22, 2018 13:13 ::
Ответить с цитатой

АХ, ПИТЕР, ПИТЕР… ПРИЗНАНИЕ В ЛЮБВИ

В конце 1989 года в московском издательстве «Прометей» вышла небольшая книжка стихов Игоря Кулебякина «Полутона». Тиражом три тысячи экземпляров. За короткий период времени этот сборник сумел несколько раз окупиться и о нём забыли на 25 лет. В 2014 году родственники Игоря Владимировича нашли остаток тиража – триста экземпляров. Просмотрев издание, обратили внимание на венок сонетов «Ленинградские напевы», который был, по сути, признанием в любви к царственному Санкт-Петербургу. Решили разослать его по питерским музеям, депутатам Законодательного Собрания северной столицы и т.д. К слову сказать, сейчас венок сонетов Ленинградские напевы» опубликован значительным числом СМИ. Одно из них - научно-культурологический журнал «Релга» - разместило у себя следующую информацию: «Венок сонетов "Ленинградские напевы" был написан автором в 19 лет. Венок сонетов - это сложная поэтическая форма, объединяющая в себе 15 сонетов, "переплетённых" друг с другом особым образом. Каждый новый сонет начинается с последней строчки предыдущего, а заключительный - составляется из первых строчек предыдущих четырнадцати. При этом сам сонет представляет из себя чеканную, отточенную форму».

Игорь КУЛЕБЯКИН в годы написания своих венков сонетов

После рассылки по питерским адресам пошли интересные отклики. Депутат Заксобрания Палин А.Ю. опубликовал на своём сайте отрывки из венка. На ресурсе администрации одного из районов Санкт-Петербурга также появилась положительная информация и книге с цитированием «Ленинградских напевов».
Ряд депутатов из Законодательного Собрания Санкт-Петербурга откликнулись на красивых официальных бланках:

«… Благодарю Вас за предоставленную мне возможность ознакомиться с Вашим сборником стихов «Полутона». Мне как депутату Законодательного Собрания Санкт-Петербурга особенно было приятно прочесть сонеты из «Ленинградских напевов»…
С уважением, депутат А.А. Макаров

«… Хочу поблагодарить Вас за чудесный сборник стихов…
С уважением, депутат С.Н. Нестерова

«…. Особо запомнились «Ленинградские напевы» - «Венок сонетов» и такие близкие для всех нас строки: «О, Ленинград! Тебя опять…опять венчает тёмно-серая корона… О, Муза! Нарисуй скорей Исакий, ведь видел сей державный храм не всякий… И пишет, пишет быстрая рука о красоте бессмертной Эрмитажа…»
С уважением, депутат А.Р. Мельникова

«… С большим уважением ознакомился с Вашим творчеством. Выражаю благодарность и признательность. Ваш оригинальный труд вызвал благожелательную реакцию моих коллег и друзей. Спасибо Вам»…
С уважением, депутат Б.Л. Вишневский

«… Несомненно, эти стихи переполнены сильными чувствами, они обращают на себя внимание своей поэтической техникой.
С уважением, депутат Л.Ф. Седейкиене

«… Благодарю Вас за присланный сборник стихотворений. В частности, за стихи о Ленинграде, которые меня очень тронули..
С уважением, депутат В.Е. Мартыненко

«… С большим удовольствием ознакомился с Вашим творчеством»…
С уважением, депутат В.П. Ложечко

«… Позвольте выразить Вам свою признательность – стихи очень трогательны…»
Депутат М.А. Шишкина

«… Я с большим удовольствием прочитал Ваши произведения и особенно те строки, которые посвящены моему родному и любимому городу.
С уважением, депутат М.Э. Яковлев

Так же прислали положительные отклики депутаты О.В. Галкина, И.И. Комолова, В.Я. Дмитриев.
Отрицательных оценок не было.
Пришли интересные отклики из музеев Санкт-Петербурга. Некоторые фрагменты из которых есть смысл воспроизвести:

Государственный музей-памятник «Исаакиевский собор»:
«…нашим сотрудникам очень пришлись по душе стихи Игоря Владимировича (Кулебякина). Мы были тронуты тем, какой любовью и восторгом пропитаны строки, посвящённые Ленинграду!
Книга эта передана в фонд нашей музейной библиотеки.
Первый заместитель директора Коренева Н.Н.

Всероссийский музей А.С. Пушкина:
«… И сама книга, и «Венок» особенно (т.к. ленинградский), очень интересны»…
Редактор редакционно-издательского отдела (подпись неразборчива)

Государственный музейно-выставочный центр РОСФОТО:
«… Государственный музейно-выставочный центр РОСФОТО выражает Вам благодарность за передачу в фонд музейной библиотеки сборника… стихотворений «Полутона». Спасибо… за стихи о нашем замечательном городе2…
С уважением, Захар Михайлович Коловский,
Генеральный директор

Музей-квартира А.А. Блока:
«… Благодарим Вас за книгу Игоря Кулебякина «Полутона». Прекрасные строки о нашем городе! Нежные, лиричные… Книга будет храниться в библиотеке музея-квартиры А.А. Блока…»
С уважением и признательностью, сотрудники музея-квартиры А. Блока

Это были самые первые отклики. Самые ценные, самые обнадёживающие. Поэтому выдержки из них мы и воспроизвели выше. Теперь же – публикуем сам венок сонетов, ради которого и была написана данная преамбула.

http://www.belrussia.ru/page-id-8887.html
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение

НИКТО
Сообщение Вт Май 08, 2018 20:19 ::
Ответить с цитатой

«Если у вас будет мир, вы будете счастливы»
Беседа с врачом Е.Н. Кулебякиной и руководителем общины «Спас» И.К. Лизуновым

В наше время такие грехи, как гневливость и раздражительность, к сожалению, весьма распространены. Даже глубоко верующие и воцерковленные люди, призванные к хранению душевного мира, в повседневной жизни не всегда могут совладать с собой: волна эмоциональной раздражительности, подобно бушующей стихии, захватывает их целиком и несет в пучину греха, в царство ссор и распрей.
Если задуматься над тем, почему даже в православных семьях иной раз возникают проблемы с детьми и конфликты между супругами, то нетрудно прийти к выводу: люди просто не умеют обуздывать свои эмоции. Излишняя, неконтролируемая эмоциональность весьма отрицательно сказывается на семейных отношениях. Насколько важно для христианина сохранение душевного мира, видно из слов старца Алексия Зосимовского, которые были адресованы одной паре только что поженившихся супругов: «Я вам не желаю ни богатства, ни славы, ни успеха, ни даже здоровья, а лишь мира душевного. Это самое главное. Если у вас будет мир, вы будете счастливы».
О причинах раздражительности и потери мира душевного так писал владыка Арсений (Жадановский): «Иногда вдруг у тебя появляется какая-то раздражительность, недовольство окружающими тебя людьми, а то и просто дурное, угнетенное состояние духа, тоска, разочарование. Малейший повод – и твое настроение испортилось. Отчего это? Очевидно, ранее душевная твоя почва была подготовлена к такому настроению. Раздражительность, недовольство людьми вызываются завистью, недоброжелательством к ним. Тоска, уныние, угнетенное состояние духа вызываются предшествующими греховными помыслами, чувствами, делами. Благодать Божия, как утренняя роса, прогоняет все это, освежая сердце и все внутреннее существо человека. Счастлив тот, кто умеет или, лучше сказать, способен быстро привлекать к себе эту благодать Божию: тот легко освобождается от тех душевных страданий, о которых мы говорим». Верующему не стоит забывать, что «раздражительность есть проявление оскорбленного самолюбия».
Однако душевный мир необходимо отличать от мира духовного, то есть дара Божия. В одном из писем архиепископ Феофан (Быстров) написал: «Вы спрашиваете о мире душевном: приходит ли он совне или зависит от усилий самого человека и является своего рода искусством жить мирно? Нужно различать мир собственно душевный и мир духовный, благодатный. Благодатный мир есть дар Святого Духа, а мир душевный зависит от нас самих. В чем заключается в последнем случае умение или искусство жить мирно? На это ответ дает Спаситель: “Придите ко Мне… и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим” (Мф. 11: 28–29)… Скорби всегда более или менее нарушают мир душевный, но духовно-благодатного мира они не могут нарушить никогда. Поэтому о стяжании этого мира и необходимо нам заботиться в продолжение всей нашей земной жизни».
Именно такой благодатный мир стяжал преподобный Антоний Великий. Обратимся к его житию, записанному святителем Афанасием Великим: «Около двадцати лет провел так Антоний, подвизаясь в уединении, никуда не выходя и все это время никем не видимый. После же, поскольку многие домогались и желали подражать его подвижнической жизни, какие-то знакомые его пришли и силою разломали и отворили дверь. Исходит Антоний, как таинник и богоносец из некоего святилища, и приходящим к нему показывается в первый раз из своей ограды. И они, увидев Антония, исполняются удивления, что тело его сохранило прежний вид, не утучнело от недостатка движения, не иссохло от постов и борьбы с демонами. Антоний был таким же, каким знали его до отшельничества. В душе его та же была чистота нрава; не был он скорбию подавлен, не пришел в восхищение от удовольствия, не предался ни смеху, ни грусти, не смутился, увидев толпу людей, не обрадовался, когда все стали его приветствовать, но пребыл равнодушным, потому что управлял им разум, и ничто не могло вывести его из обыкновенного естественного состояния».
К сожалению, для простых мирян мир духовный (по сути, это бесстрастие) – состояние, практически недостижимое. Потому с врачом-психиатром Екатериной Николаевной Кулебякиной и руководителем Центра общинной педагогики «Спас» Игорем Константиновичем Лизуновым мы беседовали о том, как современному человеку сохранить мир душевный.

Екатерина КУЛЕБЯКИНА

Андрей Сигутин: Моя учительница русского языка говорила, что эмоции следует отличать от чувств, ибо последние характеризуются глубиной и устойчивостью. Чувства, в отличие от эмоций, развиваются, воспитываются, совершенствуются – вплоть до высших чувств, относящихся к духовным ценностям и идеалам. Поэтому мы и говорим о чувстве любви, а не об эмоции. Екатерина Николаевна, с точки зрения психологии, ощущения, чувства, эмоции – что это такое?
Екатерина Кулебякина: Эти понятия очень часто путают, может быть даже намеренно, поэтому я считаю необходимым дать точное определение каждому из них.
Ощущение – это та информация, которую человек получает через органы чувств: зрение, слух, обоняние, осязание, вкус и мышечно-суставное чувство, определяющее положение тела в пространстве.
Эмоции – это ярко выраженные субъективные переживания, связанные с удовлетворением или неудовлетворением каких-либо потребностей индивида. Эмоции могут возникать самопроизвольно, но поддаются контролю.
Чувства – высокодифференцированные эмоциональные переживания, имеющие отчетливо выраженный предметный характер, которые человек может контролировать.
А.С.: То есть чувства, в отличие от эмоций, всегда связаны с работой сознания и могут произвольно регулироваться?
Е.К.: Да. Страсти же – это чрезвычайно насыщенные, бурные переживания, которые субъективно оцениваются как исключительные, неподвластные самоконтролю, подавляющие волю человека.
А.С.: Неудивительно, что в мирском, обыденном понимании страсть как состояние человека имеет даже положительную окраску: нередко страстью называют любовь. В Православии же страстью называется страдание, порок, греховный навык.
Е.К.: Как видно из определений, основным критерием отличия чувств от эмоций и страстей является воля человека. Безусловно, свободное волеизъявление, в том числе осознанное подчинение своего внутреннего устроения морально-этическим нормам, является отличительной чертой здорового, независимого человека. Так, человек, подверженный страсти табакокурения, зависим от табака; подверженный сексуальной страсти (намеренно не называю это любовью) зависим от объекта влечения; подверженный азартной страсти – от игровых автоматов, казино; гордый человек зависим от чужого мнения и т.д. Характерно, что страсти всегда бесперспективны, у них нет будущего, только настоящее, которое отнимает у человека все силы, чувства, здоровье, а взамен ничего не дает, кроме кратковременной эйфории. Напротив, чувства, глубокие переживания обогащают человека не только информационно, но и подводят его к новой ступени развития, к самосовершенствованию. Наиболее яркий пример противопоставления страсти и чувства в литературе дан в романе Л.Н. Толстого «Анна Каренина». Страсть Анны и Вронского, неподвластная им, в итоге привела к опустошению, потерям, профанации счастья, завела в тупик. В противовес им Китти и Левин сохранили свои чувства, несмотря на препятствия; благодаря любви, они обогатились новыми добродетелями, создали основу для дальнейшего роста своих личностей. И все это происходило при полном самоконтроле с их стороны.
Напомню, что святые отцы Церкви настоятельно рекомендовали избавляться от страстей, но не от чувств.
А.С.: Надо ли бороться со своей эмоциональностью?
Е.К.: Человек, живущий среди людей, не может не реагировать на хамство, на чужие страдания; нельзя оставаться равнодушным и к чужой радости. Любой человек, а тем более православный, должен уметь сорадоваться и сострадать ближнему. Но свои эмоции надо уметь контролировать, в противном случае они будут управлять человеком. Как сказал мудрый Соломон, «…владеющий собою лучше завоевателя города» (Притч. 16: 32). Бороться же надо со страстями, имеющими внешнее эмоциональное проявление: гневом (проявляется раздражительностью, нетерпимостью к чужим недостаткам), унынием (проявляется отчаянием, депрессией), блудом (проявляется сексуальной распущенностью) и т.д.
А.С.: Оптинский старец Никон говорил: «Когда на душе спокойно, тогда чего же еще искать?». Но как сохранять спокойствие? Екатерина Николаевна, дайте, пожалуйста, практические рекомендации.
Е.К.: Чтобы сохранять спокойствие, надо приучить себя соотносить серьезность события и глубину эмоциональной реакции.Например, разбитая чашка или случайная двойка в дневнике ребенка не стоят того, чтобы тратить на них свои нервы, а вот лень или ложь, грозящие сформировать греховный навык, заслуживают яркого проявления эмоций, но в воспитательных целях. Если в этой ситуации оставаться спокойным, то у ребенка может возникнуть ложное представление о вседозволенности. Кроме того,эмоции не должны продолжаться дольше самой ситуации. Традиционный этикет требует не демонстрировать свои эмоции, особенно негативные, подавлять, загонять их вглубь себя. Более современный подход рекомендует, наоборот, давать волю чувствам, чтобы сберечь нервную систему. Оба эти мнения я считаю ошибочными. Надо рассматривать конкретную ситуацию в каждом отдельном случае.
В жизни любого человека могут возникнуть обстоятельства, когда спокойствие превращается в преступное равнодушие, а проявление эмоций становится оправданным. Вспомним, ведь Господь выгонял бичом торгующих из храма, но принял крестную смерть и за них тоже. А святитель Николай? Как он спешил известить о невиновности осужденного! Как он, горя ревностью о чистоте веры, ударил Ария и, осужденный людьми, был оправдан Господом! Поэтому, отвечая на вопрос, надо или не надо эмоционально реагировать на то или иное событие, определите для себя: будет ли какая-либо польза от ваших эмоций, или это будет пустое сотрясание воздуха, тягостное и для вас, и для окружающих.
А.С.: Игорь Константинович, есть ли у вас какие-то рецепты, как выработать в себе спокойствие?

Игорь Лизунов: К спокойствию приводит борьба с раздражительностью. Совет один – только терпеть! Терпение бывает двух видов. Первый – когда терпим чисто психологически. Приведу пример, чтобы было понятно. Боксер на ринге; идет бой. Спортсмен один удар пропустил – упал, другой – снова лежит, как будто в нокауте. Кажется, он уже не поднимется. Но нет, опять встает… То есть поверженный боксер за счет сверхнапряжения всех своих сил и максимального усилия воли поднимается и, превозмогая себя, пытается продолжать поединок Но это не означает, что бойца наполняет терпение; в нем теперь осталось место лишь для нетерпения… Он свое напряжение не переработал, не трансформировал. Раздражительность, злость и негодование проигрывающего присутствует в душе у боксера. Психологи рекомендуют, чтобы снять раздражение, переключаться на иную деятельность: например, когда тебе плохо, ты принимаешься писать картины или колоть дрова, как это делал герой А. Челентано в известном фильме. Терпение православного человека – это особое состояние. Ведь православная аскетика имеет своей целью преображение. Верующий терпит не ради себя или культуры, не ради даже чувства такта, а ради Бога. Если же ты терпишь ради Христа, чтобы выполнить Его заповеди, то Господь подает тебе помощь, и ты как бы переплавляешь свое внутреннее «я». Особенно, если при этом используешь благодатные средства – покаяние, причастие. Однажды один духовный человек мне посоветовал: не можешь терпеть – кайся, что не можешь терпеть. Покаешься – и Господь даст силы. Причастишься – укрепит. Вот я по натуре человек «взрывной», очень эмоциональный. Но у меня этот способ борьбы с раздражительностью, слава Богу, «работает».
А.С.: Внешне вы очень спокойный.
И.Л.: На самом деле я весьма вспыльчивый. И мне эта школа терпения нелегко дается. Каждый день хочется вскипятиться. Но, опять-таки, когда моих душевных сил уже не хватает и думаешь: «Все, невозможно больше сдерживаться…», то Господь дает терпение, укрепляет. Это знаю по опыту. Жизнь-то христианская – благодатная. Вот это самое главное. Не мы все делаем, а Господь все делает с помощью нас, подавая благодатные силы. И поэтому получается преображение. Сегодня ты не стерпел, а завтра уже стерпишь – потихоньку, помаленьку. Других средств победить свой внутренний разлад нет. А то, первое, психологическое, терпение всегда заканчивается взрывом: рано или поздно чаша переполняется. Каким будет взрыв, зависит от человека: полезет ли он при этом в драку, как-то еще выплескивать из себя негатив станет, скандал ли устроит. Русские мужики, как правило, топят негатив в вине. Это обыденное, бытовое терпение – безблагодатное, оно не преображает человека. Можно всю жизнь так терпеть и внутренне не измениться. А христианское терпение преображает, и из вспыльчивого человека ты превращаешься в более спокойного, терпеливого. Весь вопрос в том, насколько у верующего есть рвение к этому, насколько он осознал необходимость борьбы со страстями. Неслучайно покаяние, по-гречески метанойя, переводится как «изменение» – изменение сознания, ума. А так как в аскетических трудах написано, откуда появляется раздражение, то, зная причины, надо их устранять с Божией помощью.
Правда, сейчас очень много внешних факторов для раздражительности. Психология учит, что источник раздражения надо убирать. А это неверно, с точки зрения православной аскетики. Если меня раздражает мой любимый человек, я что, должен с ним развестись? Или отправить его в длительную командировку? Нет, наоборот. Надо быть еще более плотным в общении с ним, преодолевая свое раздражение.
А.С.: Игорь Константинович, как вы воспитываете в себе смелость, спокойствие, уверенность, самообладание?
И.Л.: Стараюсь выполнять заповеди. Много читал книг по аскетике, поэтому знаю, как необходимо поступать в соответствии с церковной традицией.
А.С.: То есть уповаете на волю Божию…
И.Л.: Я стараюсь делать все то, что должен исполнять православный христианин, для того, чтобы получить спасение. Больше этого я ничего не делаю. Господь милостив ко мне. Я давно убедился, что община «Спас», в которой нахожусь, – это самое лучшее место для меня. Она дает мне каждодневные возможности видеть свои недостатки и предлагает средства для борьбы с ними. Находясь в общине, ты постоянно взаимодействуешь с людьми. Каждый день возникают такие ситуации, где нужно проявить терпение и спокойствие. Всякий раз понимаешь, что ты их не проявляешь в должной мере. Также ежедневно надо проявлять милосердие, рассудительность и прочее.
А.С.: Значит, все-таки воспитываете в себе эти качества?
И.Л.: Да. Но это происходит естественным образом. Самое основное в общинной педагогике – это естественность. Человек специально не ставит перед собой никаких учебно-воспитательных задач. Сама жизнь заставляет работать над своей душой. Ведь Господь всеми управляет, именно Он воспитывает. Бог дает тебе возможность каждый раз обратить внимание: сегодня – на одно, завтра – на другое. То есть воспитательный процесс происходит как бы сам собой, естественно. Это очень важно. Понимаете, часто верующий начинает подвизаться не в меру и не по разуму. В своем духовном развитии он нередко упирается во что-то и… начинает буксовать. А все же на самом деле просто: живи внимательно, и увидишь, как сама жизнь заставит тебя воспитывать себя. К тому же, воспитание – процесс всегда обоюдный: ты воспитываешь, но при этом и тебя воспитывают.
А.С.: В Православии особо не принято говорить о том, что человек должен быть уверенным. А как вы считаете, это качество нужно верующему?
И.Л.: Обязательно. Святой Феофан Затворник пишет об этом. У апостола Иакова также написано: «Человек с двоящимися мыслями не тверд во всех путях своих» (Иак. 1: Cool, на такого человека надеяться невозможно – он сам на себя опереться не может. А философ Иван Ильин вообще выработал чеканную формулировку: христианин должен быть именно уверен в себе, каждый его шаг должен носить религиозное обоснование. Если же твой шаг, как Ильин говорит, религиозно оправдан, то появляется уверенность. Это тот самый стержень, который дает тебе возможность смело обращаться к Богу с дерзновением и говорить: «Вот я перед Тобой, Господи». Любое наше действие, даже малозначащее, нужно переводить в религиозную плоскость – мы к этому призваны. Тогда будем тверды, и у нас появится четкий и ясный внутренний критерий выбора: «да» или «нет», – основанный на понимании: нравственно или безнравственно что-либо. У нравственности есть только две категории, третьей не дано.
Конечно, надо быть уверенным, но это не самоуверенность. Это уверенность в правоте своих деяний. Некоторые люди свою уверенность черпают не из религиозного, а из самостного источника, то есть они действуют по принципу: «Я сказал!..». И тогда это очень плохо и губительно для души, потому что человек становится самодуром.
А.С.: В Священном Писании сказано: «Благоразумный хладнокровен» (Притч. 17: 27). Излишняя, неконтролируемая эмоциональность ведь отрицательно сказывается и на семейных отношениях?
И.Л.: Конечно. Человек, как правило, просто не может обуздывать себя, сдерживать, управлять собой. Вот в чем дело. Ведь вообще к каждому человеку нужно относиться бережно и в то же время быть с ним предельно осторожным, как с огнем, – один старец давал именно такой совет. Бережно, чтобы не погасло пламя, а осторожно – чтобы не обожгло. А в семейной жизни придерживаться сего принципа, думаю, наиболее важно. Между эмоциональной, будем так называть, сферой и телесной – очень тесная связь. Как ты можешь иметь телесные отношения с женщиной, если вы с ней в ссоре? Здесь сразу же возникает первая проблема. А если нарушаются супружеские взаимоотношения, играющие немаловажную роль в браке, то этот негатив сразу же распространяется на бытовую сторону семейной жизни. В этом случае происходит разделение на два постоянно противоборствующих лагеря: женщина – потребленческая сторона, потому что она как хранительница очага подсознательно отождествляет себя с семьей: все, что надо ей, – нужно семье, и мужчина – снабжающая сторона (то есть муж как охотник). И соответственно, отношения складываются примитивные: охотник пришел, а сколько добычи принес? Если принес мало добычи, значит, охотник – плохой, а если плохой охотник, значит – негодный мужчина. Отношения складываются весьма тривиальные. Их может преобразить лишь устремленность супругов ко Христу и взаимопонимание друг друга.
А.С.: Я имел в виду несколько иную эмоциональность, когда человека так допекают, что его уже как бы «несет».
И.Л.: Ну, склонность к истерии и подобному присуща, в основном, женщинам, среди них это достаточно распространенное явление. На то она и представительница слабого пола, чтобы ее «несло». Нельзя ей ставить это в вину. Просто у нее природа такая. А мужчина должен как бы «структурировать ее», ему необходимо постепенно гасить в ней эту нездоровую эмоциональность, всячески успокаивать жену. Каким образом? Это уже искусство семейной жизни.
А.С.: Но для этого сначала мужчине надо научиться быть спокойным.
И.Л.: Конечно. Эмоции необходимо контролировать. Что такое эмоции? Это ответная реакция на что-либо, отрицательная или положительная. И даже если положительные эмоции «зашкаливают», это тоже плохо. Здесь тоже нужно идти «срединным путем».
А.С.: Екатерина Николаевна, что такое душевный мир с позиции православного врача?
Е.К.: В этом вопросе мнение православного врача ничем не отличается от мнения любого православного человека. Это единство эмоций, воли и разума вкупе с чистой совестью. Кому-то это может показаться недостижимым, но на самом деле надо лишь следовать одной мудрой молитве: «Господи! Дай мне сил, чтобы сделать то, что я могу сделать; дай мне смирения перед тем, что я не могу сделать; и дай мне мудрости, чтобы отличить первое от второго!».

Беседовал Андрей Сигутин
газета "МВ-наукоград", г. Обнинск
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение

На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 14, 15, 16 
Ответить на тему     Список форумов interunity.org -> Главный форум
Страница 16 из 16


 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах