КНИГА ГЛАВНАЯ ФИЛЬМЫ ГОСТЕВАЯ

  Форум
 FAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   РегистрацияРегистрация   ПрофильПрофиль   ВходВход   Сообщения
Ответить на тему     Список форумов interunity.org -> Главный форум
Тема: В защиту Игоря Кулебякина и иных русских патриотов
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4 
НИКТО
Сообщение Пн Апр 25, 2016 16:31 ::
Ответить с цитатой

Александр ДЗИКОВИЦКИЙ: МОЙ ЭКСТРЕМИЗМ

Иногда меня спрашивают: вот ты, ничуть не стесняясь, упоминаешь о том, что был в своё время осуждён за экстремизм к реальному сроку колонии. А ведь многие вообще предпочитают замалчивать факт наличия у них судимости. Почему ты не замалчиваешь?

На это я могу ответить следующим образом.

Потому, что судимость судимости рознь. Одно дело, если ты смошенничал, обворовал кого-то (включая государство, как АО “Сердюков-Васильева”), ограбил, сразбойничал, изнасиловал – это постыдно, без каких-либо оправдательных мотивов. Но совсем другое дело – присвоение статуса “экстремиста” издателю средства массовой информации, журналисту, писателю, публицисту, аналитику и тому подобным людям. Я вообще считаю, что таким, осуждённым по статье “экстремизм”, надо не только гордиться своим “клеймом”, но и быть как-то выделенными или даже награждёнными за гражданский подвиг после смены режима на более справедливый. Ибо именно такие люди в период безгласной прострации общества, несмотря на риск наказания, осмелились возвысить свой голос, рассказывая людям неудобную властям правду, заостряя внимание на проблемах, которые режим вообще предпочёл бы утаить от общества. Я бы даже сказал, что именно эти “экстремисты” своей отчаянной, совершенно невыгодной им лично позицией, заслужили право именоваться “народной совестью” путинского периода истории России.

Исходя из такого понимания, было бы странно, если бы я стеснялся факта своего осуждения по статье “экстремизм”. Наоборот, хоть мне и жалко загубленной режимом моей газеты “Казачий взгляд”, хоть я и потерял в колонии бессмысленно год своей жизни, хоть мне и были причинены определённые материальные убытки, всё же я горжусь тем, что оказался не «круглым нулём» в общественной жизни страны, а был официально зачислен режимом в ряды “народной совести”.

газета "Память Отечества", г. Новосибирск, 2016 год
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение

НИКТО
Сообщение Пт Май 13, 2016 11:16 ::
Ответить с цитатой

К 25-летию августовского путча
______________________________________

ОБНИНСК: АВГУСТ 91-го ГОДА

19 августа 1991 года. Седьмой час утра, ярко светит солнце, уже довольно жарко. Я пересекаю вокзальный рынок, спеша на автобус в научный посёлок Протва. Настроение будничное, голова забита «производственными» мыслями о предстоящих делах, и ничто не предвещает о катастрофе. Неожиданно сбоку ко мне подходит знакомый старшина милиции и с напряжённым лицом спрашивает: «Ты куда собрался? Беги лучше домой, в стране государственный переворот, в Москве танки»! Поблагодарив знакомого, на всех парах устремляюсь в родные пенаты. Сообщив близким о грозных событиях, пытаюсь связаться с коллегами-депутатами. Но, поняв, что это – «долгая песня», выбегаю на улицу и рысью, срезая путь дворами, выдвигаюсь к «жёлтому дому» (так в то время горожане звали главное здание наукограда). Информация о происходящем,по сути, нулевая. По телевизору – «Лебединое озеро», по радио, помнится, - тоже самое. Интернета, мобильной связи в СССР ещё не было, а независимых теле- и радиоканалов, газет в стране, практически, не существовало. Тем не менее, скудная информация всё же просачивалась. Мы знали, что в Москве арестов и расстрелов пока нет, а на местах - явная растерянность. В Обнинске, похоже, все силовые структуры готовились к решительным действиям на стороне ГКЧП. Общее настроение у явно не просоветских депутатов города было тревожное, временами гнетущее, но от этого – БОЕВОЕ. Многие депутаты (и я, в том числе), прибывшие в горсовет и не поддерживающие ГКЧП ни под каким видом, решили «держать оборону» прямо в мэрии. Вначале скапливались в холле здания, потом переместились на третий этаж, где находились комнаты аппарата городского Совета. Постепенно настроение у нас становилось всё решительнее, было принято решение о созыве внеочередной сессии горсовета 20 августа, а до сессии предписывалось всем быть на связи и убеждать нардепов придти на завтрашнее заседание. Местная телекомпания начала транслировать западные новости о происходящем в СССР, руководство горсовета доводило до депутатов информацию из центра сопротивления ГКЧП в Москве, ситуация прояснялась. Становилось ясным, что гражданский конфликт в столице принимает крайне острую форму, москвичи толпами вышли на улицу и явно отказывались подчиняться новой военной администрации. Сотни обнинцев штурмовали электрички и массово выдвигались на помощь жителям первопрестольной.
На этом фоне 20 августа в 9 часов утра открылась внеочередная сессия Обнинского горсовета. Депутатов пришло удивительно много. Больной вопрос о кворуме, по определению, не стоял. Правда, народные избранники заметили, что с крыши высотки Центра подводников, находящейся в сотне метров от здания горсовета, в их стороны нацелены крупноколиберные пулемёты. Но сие обстоятельство лишь разозлило нардепов. Заседание сессии приняло весьма динамичный и решительный характер. Было принято решение не признавать ГКЧП легитимным и в этой связи перейти в прямое подчинение президенту России. Против проголосовал только депутат-милиционер Гирько, несколько человек воздержались. Сразу после голосования по данному принципиальному вопросу решение обнинских депутатов довели до руководства ГКЧП, аппарата президента России и областных властей. Через два часа председательствующий на сессии сообщил: обнинских депутатов поддержал Калужский горсовет, принявший аналогичное решение. Таким образом, в области два ключевых города отказались подчиняться новой военной администрации СССР. Мосты были сожжены. В ходе сессии депутат В. Бойко раздавал свежий выпуск муниципальной газеты «Обнинск» с пустой первой полосой. Цензура запретила редакции публиковать материалы правительства России, призывавшего не подчиняться ГКЧП. В знак протеста журналисты выпустили номер, «слепой на первую полосу». Газета воодушевляла и пользовалась большой популярностью.
Депутаты полной мерой осознали, что такое ответственность перед горожанами. Ситуация в Москве была пугающей. Наверное, мало кто из нас верил в победу антикоммунистического Центра в Москве. Слишком гигантской была военно-репрессивная машина СССР, а все рычаги управления находились в руках Янаева, Пуго, Язова, Павлова, Ахромеева и их подчинённых. В воздухе витали очень тревожные настроения и ожидания. Поэтому народные избранники решили организовать патрулирование улиц, особенно, - в ночное время. В ночь с 20 на 21 августа депутатский контроль осуществлялся на «жигулях»-«шестёрке», принадлежавшей депутату Кононенко. За рулём сидел владелец авто, а в салоне находились я, депутат Бойко и главный редактор газеты «Обнинск» Александр Шибанов. Мы следили не только за порядком в городе (весьма малолюдном в ту ночь), его освещённостью, но и готовились пресекать возможные провокации со стороны апологетов ГКЧП. Запомнился наш визит в здание на ул. Энгельса, где располагалось местное кабельное телевидение. Стеклянный вход в двухэтажное строение был закрыт. Мы громко постучались, с той стороны двери показался суровый и решительный руководитель ТВ. Бойко прижал к стеклу раскрытое депутатское удостоверение, после этого нас впустили внутрь. В помещении оказался заместитель председателя горсовета Юрий Кириллов и ещё кто-то из руководства. Высокие лица дружески с нами поздоровались и сообщили свежие новости из Москвы… Столица «закипала», люди с голыми руками бросались на танки, пытались «перевербовать» экипажи бронемашин, появились первые погибшие со стороны противников ГКЧП… Также в здании нёс вахту главный редактор обнинского радио Чепель, державшийся не сильно приветливо, рядом с ним находился молодой человек, в глазах которого читался откровенный испуг. Впрочем, наш юный соратник изрядно оживился и разулыбался, узнав, что мы – свои. Взбодрился он, правда, не надолго. Тревожное состояние духа снова омрачило его лицо до нашего скоротечного ухода.
Закончив патрулирование поздней ночью, мы разошлись на несколько часов по домам. Но поспать мне не удалось. Рано-рано утром я уже был в мэрии. С группкой депутатов мы стояли в маленьком холле приёмной председателя горсовета на третьем этаже и пытались прояснить обстановку. Вдруг как-то разом повернулись в сторону окна, выходившим на железную дорогу. Мимо нас очень тихо проезжал товарняк с открытыми платформами, на которых стояли танки. Все замерли, замолчали и напряжённо стали смотреть в окно. Товарняк совсем замедлил ход и встал. Прямо напротив нас на платформе замер бронированный монстр. Мы ещё не знали, что путч провалился, ГКЧП-исты арестованы, а в первопрестольной полным ходом идёт народное ликование. В этот момент я отчётливо понимал, что только обнинский и калужский горсоветы не признали ГКЧП, что победить хорошо управляемую военно-репрессивную машину голыми руками невозможно, что, скорее всего, сопротивление в Москве подавлено, и что танки предназначены для нас. Состояние было предельно муторным, почти тошнотворным. Как-то разом поверилось, что сейчас танк развернёт башню и влупит в наше окно. Нервное напряжение мгновенно достигло уровня «перенатянутой струны» и стало невыносимым…
Через секунду поезд нереально медленно тронулся и стал быстро набирать ход. Я как будто заново родился, тоска исчезла, уступив место радостному спокойствию…
Время стрельбы из танковых орудий по депутатам ещё не пришло. До часа Х оставалось два с лишним года. Да и то, не в Обнинске, а в многомятежной Москве.
Даст Бог, как-нибудь напишу и об этом.

2006 год
Игорь КУЛЕБЯКИН, депутат Обнинского горсовета в 1990-1993 г.г.
газета "Московские ворота-наукоград"
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение

НИКТО
Сообщение Пт Июн 24, 2016 11:09 ::
Ответить с цитатой

ОБНИНСК: ОКТЯБРЬСКАЯ СМУТА 1993-го ГОДА

Конец сентября 1993 года застал меня врасплох. Симферопольский поезд быстро подвозил нашу дикую компанию к Москве, прямо из непроходимых крымских дебрей, из туристических палаток, полностью оторванных больше месяца от какой-либо информации из России. На моей рубашке, как всегда, алел депутатский значок, на который в обычные дни никто не обращал особого внимания. Но тогда при въезде в Россию, на остановках и полустанках, местные жители, по всему, сразу его замечали. И смотрели на этот кусочек металла явно со смешанными чувствами. Постепенно из разных источников стал узнавать о новой политической реальности в РФ: Указ №1400, отстранение Верховным Советом от власти президента страны Ельцина Б.Н., прямой саботаж Кремлём (там располагалась Администрация Бориса Николаевича) распоряжений из российского Белого Дома («ставки» парламента), отключение последнего от электричества, канализации и телефонной связи и многое другое. Россия на тот момент была по Конституции парламентской республикой. Верховный Совет не только создавал законы, но и назначал президента РФ, иных высших должностных лиц. Если парламент президента снял и назначил на его место другого товарища, то именно этот товарищ официально, законно (легитимно) становился действующим президентом Российской Федерации. Полномочия снятого главы исполнительной власти республики прекращались немедленно после принятия соответствующего решения Съездом Верховного Совета РФ. Ельцин отказался выполнять распоряжения (в том числе, кадровые) народных избранников и создал, тем самым, в стране ситуацию гражданского противостояния, которая логически должна была разрешиться гражданской войной. Или военным переворотом.
Интересно, что на отдыхе было много природных знаков, указывающих на что-то грозное, тревожное происходящее в стране. Погода стояла очень холодная - вместо бархатного сезона: 15-20 градусов тепла, море прогревалось, в среднем, до 12-17 градусов. Однажды утром, спустившись с обрыва к морю, чтобы умыться, мы увидели приличную по размерам рыбину, плавающую брюхом к верху. Она была «оглушена» резким перепадом температуры. Вода была ужасно холодной, как ключевая.
Сейчас мне становится не по себе, когда вспоминаю место (под Ласпи), на котором стояли наши палатки. Его выбрал руководитель группы, казалось бы, опытный турист и скалолаз. Мы расположились на небольшом плоском плато. Сверху - длинный каменный жёлоб (видимо, образовавшийся в результате сокрушительных водных потоков, вызванных ливнями), ещё выше – небольшое здание метеостанции, а дальше – крутой горный подъём до серпантина, выводящего отдыхающих на дорогу Форос – Севастополь. Под нами, - примерно, 15-метровый обрыв. Внизу – короткая прибрежная полоса, усыпанная валунами и упирающаяся в не по южному холодное море. Однажды ночью поднялся ветер, пошёл хлёсткий и холодный дождь. Наша палатка снизу здорово промокла и я срочно эвакуировал 4-летнего сына Никиту в тёплую, сухую и надёжную палатку. Выйдя на улицу, сразу почувствовал неладное. Ветер стремительно усиливался, дышать стало очень трудно. (В 80-м году мне «посчастливилось» чуть-чуть попасть под «Ивановский смерч»: страшный порыв ветра швырнул меня тогда на землю и я на четвереньках пополз в сторону ближайшего металлического сарая – ходить обычным образом не представлялось возможным. В кромешной тьме из-за поднятой стихией пыли со стороны Шлако-блочного завода путь пришлось пролагать по памяти. Хорошо запомнил состояние удушья. Дышать было нечем. Оказывается, внутри смерча создаётся зона низкого давления и человек, попав в «лапы» торнадо, имеет все шансы умереть от удушья)... Я обхватил двумя руками ствол кряжистого дерева и стал всматриваться в море. Над водной поверхностью всегда немного светлее, чем на суше, поэтому мне удалось разглядеть несколько смерчей, подходивших к нам со стороны Балаклавы. За несколько секунд в сознании пронеслось всё то, что вот-вот должно было произойти: сотни тонн воды обрушатся на горный склон и страшный поток воды снесёт нас с 15-метрового обрыва на острые камни прямо в ледяное море. В эти мгновения я стал молиться, своими словами, с надрывом, в отчаянии и ужасе, горячо, - так как, наверное, больше никогда уже не молился… Порыв ветра почти оторвал меня от ствола дерева… и вдруг стал быстро стихать. Смерчи пошли вглубь моря, оставив нам нудный моросящий холодный дождик и опустошение в моей душе.
Все пять недель «дикого» отдыха сопровождались «чудесами», не свойственными для крымского «бархатного» сезона. В том числе, и не природного характера. Так, в начале отпуска, утром, мы увидели где-то над Форосом мощный пожар. Позже нам рассказали - это браконьеры (или бандиты) спалили дом лесника. Удивительно, что столь мощное пламя не перекинулось на пересушенный за лето лес…
В общем, в Москву я уже приехал «политически подкованным», в боевом настроении, с решимостью защищать Конституцию, закон и порядок в стране. На Киевский вокзал прибыли поздно, пришлось ночь коротать в зале ожидания. В Обнинск выдвинулись с первой электричкой. К моему удивлению, в горсовете царила апатия. Не то, что было в августе 1991-го. Депутатский корпус разлагался на глазах. Между тем, в Москве события подходили к финишной черте. 2 октября стало известно: в Белый Дом всех беспрепятственно впускают (несмотря на плотные кольца оцепления) и никого не выпускают. По крайней мере, пройти за оцепление с депутатским удостоверением (или значком) не составляло проблемы. Что-то явно готовилось… Ярким солнечным утром 3 октября, в воскресение, не выдерживаю: объявляю семье, что еду в Москву в плановую командировку, хватаю хозяйственную сумку, проверяю наличие депутатских корочек и в состоянии сильного эмоционального подъёма, с неукротимой решимостью пополнить собой ряды защитников Белого Дома выбегаю на лестничную клетку. Дальше происходит необъяснимое. Пулей выскочив на первый лестничный проём 4-го этажа, начинаю стремительно терять силы уже через пять-шесть ступенек. В сильнейшей злости на своё бессилие, в отчаянии, что поездка может сорваться, сползаю на площадку перед вторым проёмом. Сил нет никаких, весь покрыт потом. Пытаюсь повторить попытку. Медленно, на четвереньках возвращаюсь обратно к двери квартиры. Силы быстро почти полностью восстанавливаются. Собираюсь с духом и прытью срываюсь вниз по ступенькам. Итог тот же. Невидимая и очень тяжёлая рука, буквально, распластывает меня на площадке перед вторым пролётом. Пытаюсь продолжить движение вниз по ступенькам. На брюхе ползу к 3-му этажу и понимаю - ничего не выйдет. Испытываю чувство горчайшей обиды на внезапные и непредвиденные обстоятельства, но сопротивляться тому, что выше естественных человеческих сил – бесполезно. Скрепя сердце, возвращаюсь обратно. Вначале ползком, потом на четвереньках, далее – на полусогнутых. Дома, в коридоре, о немощи напоминает лишь насквозь промокшая одежда... Интересно, что необъяснимые обстоятельства в этот же день произошли и с моим знакомым Первуниным Николаем Александрович. Он также 3 октября собрался выезжать в Москву на защиту Белого Дома, но именно в этот день к нему приехало немыслимое число родственников. Разом о Николае Александровиче вспомнили, в том числе, и те, с кем он не переписывался даже на уровне поздравительных открыток двадцать и более лет. Приехали со всей России. Квартира была переполнена, о поездке пришлось забыть. Таким образом, и он, и я, скорее всего, сохранили свои жизни. Ибо с утра 4 ноября в Москве началась кровавая бойня.
Несколько позже мною был написан резкий материал по итогам танкового расстрела Белого Дома и его последующей зачистки силовиками. Подписался я следующим образом: Игорь Кулебякин, красно-коричневый депутат Обнинского горсовета. Отослал свой «крик души» в две областные газеты: «Весть» (орган областного исполнительного комитета и областного Совета народных депутатов) и «Знамя» (издание бывшего обкома КПСС). В итоге, в «Вести» вышло нечто, здорово порезанное и переделанное, с несоответствующей действительности подписью: Игорь Кулебякин, бывший депутат бывшего Обнинского горсовета. «Знамя» дало материал «один в один» с авторским вариантом подписи (я до сих пор благодарен этой газете за смелость и объективность).
Между тем, Обнинский горсовет, отнюдь, не был «бывшим» (как и все депутаты наукограда). Он был распущен нелегитимным образом 31 декабря 1993 года решением Малого Совета. Для справки: «время жизни» решений Малого Совета длилось только до сессии горсовета, где данные решения или утверждались, или утрачивали силу. Но сессия больше не собиралась, т.к. сделать этого уже никто не мог. Решение Малого Совета «повисло в воздухе», оно до сих пор не утверждено законным образом. А значит, - юридически ничтожно. Поэтому все народные депутаты города Обнинска, избранные 4 и 18 марта 1990 года, до сих пор «де юре» являются действующими. Как, собственно, и сам городской Совет. А посему я и подписываюсь под данными заметками –

Игорь КУЛЕБЯКИН, «де юре» действующий депутат «де юре» легитимного Обнинского горсовета.
2006 год
газета "Московские ворота-наукоград"
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение

НИКТО
Сообщение Пн Июл 04, 2016 17:48 ::
Ответить с цитатой

В декабре 2014 и в декабре 2015 годов жена Кулебякина Игоря Владимировича, учредителя газеты «Московские ворота-Обнинск», преследуемого федеральным судом по «русским» статьям УК РФ 280, ч.2 (два эпизода) и 282, ч.1 (два эпизода), вынужденно обращалась в местную полицию. Связанно это было с требованием руководства Управления социальной защиты населения в городе Обнинске предоставить им официальную справку из ГОВД о том, что И.В. Кулебякин находится в федеральном розыске (как скрывшийся от суда) и материальной помощи семье не оказывает. Справка требовалась чиновникам от соцзащиты для пролонгации льгот по многодетности.
Дважды жена Кулебякина обращалась в полицию и дважды некая дама-полицейская в недопустимо грубой манере ей говорила, приблизительно, следующее: Ваш муж преступник, он совершил преступление, это доказанно и он должен сидеть в тюрьме, пускай приезжает в город, приходит к нам и решает Ваши проблемы! Требуемую справку, разумеется, полицейские ни в 2014, ни в 2015 годах жене Игоря Владимировича не выдали.
В декабре 2015, а затем в январе 2016 годов руководитель обнинского Управления соцзащиты весьма жёстко заявил супруге Кулебякина: единственный способ оформить льготы – это через суд признать Кулебякина Игоря Владимировича пропавшим без вести! Дважды этот чиновник настойчиво и непреклонно пытался заставить жену политрепрессируемого издателя идти в суд для оформления данного сомнительного решения. Чем вызвал обоснованные подозрения у близких Игоря Владимировича. В суд, разумеется, никто не пошёл. Проблема с пролонгацией льгот не была решена. Тем не менее, специально для вышеупомянутой сотрудницы обнинской полиции есть смысл процитировать выдержки из закона и напомнить ей о таком понятии, как служебное (профессиональное) соответствие. Статья 49 Высшего Закона Российской Федерации - Конституции, гласит: "Каждый, обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда".
Исходя из данной статьи Высшего Закона РФ, никто (и уж, тем более, должностные лица правоохранительных органов) не имеют никакого права навешивать на гражданина России, коим является И. В Кулебякин, ярлык "преступника". Ибо вина гражданина РФ Кулебякина И. В. по настоящее время не установлена каким-либо приговором, вступившим в законную силу, какого-либо суда. Подобные действия должностных лиц носят антиконституционный, противоправный характер.
Хотелось бы напомнить и о том, что не так давно обнинская телекомпания "Крылья" распространила следующую информацию:
"ВНИМАНИЕ, РОЗЫСК! ОУР ОМВД России по г.Обнинску сообщает перечень граждан, разыскивающихся за совершение преступлений на территории г.Обнинска. Всех, кто располагает какой-либо информацией, касающейся местонахождения преступников, просьба обращаться в ОУР ОМВД России по г.Обнинску"


Житель г.Обнинска
КУЛЕБЯКИН
ИГОРЬ ВЛАДИМИРОВИЧ, 19.02.1962г.р."
.
Таким образом, данным телесообщением подтверждается: кто-то в Обнинске упорно пытается продавить в общественном мнении «данность» - Игорь Владимирович Кулебякин никакой там не политрепрессируемый редактор, издатель, писатель, а обычный уголовный преступник. Пусть такое «утверждение» незаконно, но, главное, вбросить эту мысль в массы. А дальше – дело техники. Точнее, известных технологий. Данная «мысль» самостоятельно утвердится, укоренится и приживётся в «коллективном мозге» горожан. И вот вам вместо народного заступника – обычный уголовник.
Такая вот нехитрая логическая цепочка….
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение

НИКТО
Сообщение Чт Авг 25, 2016 18:12 ::
Ответить с цитатой

Добавление к вышестоящему материалу... Нaчaльником oбнинcкoгo Упpaвлeния coцзaщиты является некий Влaдимиp ЖAPCКИЙ
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение

НИКТО
Сообщение Вт Дек 06, 2016 10:36 ::
Ответить с цитатой

Примерно, полмесяца назад в полицию Обнинска был вызван старший сын Игоря Владимировича Кулебякина - Никита. У Никиты были взяты образцы его биоматериалов, ибо они наиболее близки к биоматериалам его отца. Таким образом, сотрудники обнинского уголовного розыска резко расширили "ареал" поисков Игоря Владимировича: теперь через "сито" розыскных мероприятий будут проходить все трупы-"потеряшки".
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение

НИКТО
Сообщение Пт Янв 27, 2017 12:39 ::
Ответить с цитатой

НЕОЖИДАННО:
Журнал из ЧИКАГО опубликовал:
http://www.russian-globe.com/N178/Kulebyakin.Essay.htm
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение

НИКТО
Сообщение Сб Июн 10, 2017 17:05 ::
Ответить с цитатой

Старообрядцы решили напечатать:
https://vk.com/wall-114901392_343
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение

На страницу Пред.  1, 2, 3, 4 
Ответить на тему     Список форумов interunity.org -> Главный форум
Страница 4 из 4


 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах