2201.gif (11089 bytes)
ГЛАВНАЯ ФОТО ФИЛЬМЫ ГОСТЕВАЯ
ПУБЛИКАЦИИ ФОРУМ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЗАЯВЛЕНИЯ

 

ГЛАВА 45

КАЗАКИ: ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ, БУДУЩЕЕ

По поводу происхождения казаков и самого слова «казак» существуют разные точки зрения, но одно можно сказать без сомнений: казак – это воин. Изначально под словом «казаки» подразумевались – вольные люди, собиравшиеся в лихие ватаги под руководством избранных ими атаманов.

Первые общины, получившие название – «казачьи», образовались в XIII веке в низовьях реки Дон в период так называемого монголо-татарского ига. Основу их составляли беглые крестьяне и городские жители из окраин российского государства, спасавшиеся от жестокости завоевателей-татар и притеснений своих же князей и бояр.

Наиболее сильные, мужественные и свободолюбивые люди уходили из родных деревень и иных насиженных мест в поисках справедливости и приключений в так называемое дикое Поле, где их ожидала вечная борьба с татарами. «Лучше смерть на воле, – говорили они, нежели жизнь в плену». Сохранился легендарный рассказ о рязанце Евпатии Коловрате, который с небольшим отрядом уцелевших земляков начал партизанскую войну в тылу завоевателей, когда те отошли от уничтоженной ими Рязани.

Многие шли на Дон, в широкое и дикое Поле ради мести. У одних татары увели в плен невесту, сестру или брата, у других убили отца или мать – и они шли на Дон, чтобы выручить пленных и отомстить за убитых. Третьи хотели потешиться в чистом поле, поиграть с копьем, поискать удачи в деле бранном. Просили такие люди благословения родительского, собирались в  ватаги, и шли искать счастья в борьбе с татарами.

И днем и ночью шли люди на тихий Дон. И всех Дон принимал, и всем находил места. В низовьях Дона русские люди встретились с остатками смелых хазар, печенегов и половцев, скрывавшихся от татар в дремучих лесах, в раздолье степей, объединились с ними, сдружились, и положили основу донскому казачеству.

Родоначальники донских казаков были людьми энергичными, свободолюбивыми, не боявшимися лишений и сражений. Разъезжая на конях по дикому Полю (так стало называться пустынное место, образовавшееся после разорения монголо-татарами Курского, Северского, Черниговского, Рязанского и других княжеств, между Доном, верхней Окой и левыми притоками Днепра и Десны), они вели скрытое наблюдение за противником, а когда представлялся удобный случай, на него нападали.

Постоянного места жительства эти вольные воины, получившие в дальнейшем название «казаки», не имели, убежищем им служили вырытые в земле ямы, покрытые хворостом, или камышовые шалаши. Жен у них не было. Основным источником существования являлась военная добыча. У татар и турок они отбивали коней, оружие, дорогую материю для одежды и золото, за которое покупали себе все, необходимое.

В 1380 году донские казаки участвовали на стороне русского ополчения в Куликовской битве, которая нанесла сокрушительный удар владычеству монголо-татар.

В перерывах между военными походами, жили казаки охотой и рыбной ловлей. В те времена Дон был не только степью раздольною. По берегам больших рек стояли вековые леса, в которых водились медведи, волки, лисицы, туры, олени, дикие кабаны, дикие козы и горностаи. В реках плескались огромные стерляди и осетры, красная и всякая иная рыба. Все это являлись добычей донцов.

В XV веке пришедшая в упадок Золотая Орда распалась на Сибирское, Казанское, Крымское, Астраханское и другие ханства, которые продолжали совершать опустошительные набеги на Русь. На ее южных рубежах первыми сталкивались с незваными гостями донские казаки. Они не знали страха, и сами шли навстречу опасности.

В середине XV века казаки стали грозной силой, противостоящей татарам, туркам и их союзникам. В низовьях Дона появились казачьи селения, а главным центром казачества стала крепость Черкаск. Живя среди татар, воюя с черкесами на Кубани, перемешавшись и перероднившись с остатками степных народов, казаки живущие в низовьях Дона были черноволосыми, стройными, подвижными, веселыми, способными на всякое лихое и смелое дело.

В верховьях Дона казаки стали селиться позднее. Здесь больше было чисто русских. Перемешивались и роднились здешние казаки с русскими же, бежавшими из Рязани. Опасности здесь было меньше, потому жили спокойней. Верховые казаки были волосом русы, носили бороды и говорили чистым русским языком, не вставляя в свою речь татарских слов.

Так образовались два вида Донских казаков: низовые и верховые. Верховые – более рассудительные, менее быстрые в решениях и домовитее, нежели казаки низовые. В низовых – чувствовалось родство с азиатскими и иными народами, они были полны боевого задора и воинственны.

В конце XV века «верховое» и «низовое» казачество соединилось и образовало большую самоуправляемую общину вольных казаков, получившую впоследствии название Донского казачьего войска. Всех казаков прочно связывали общность интересов и необходимость бороться общими силами с врагами. Более всего они ценили смелость, надежность, честь и верность мужскому братству.

В XVI веке вольное казачество на Дону набрало большую силу. Его ряды пополняли попавшие в опалу смелые и независимые служилые люди из гарнизонов пограничных российских городов. А также недовольные существующими порядками горожане, беглые крестьяне и просто удалые молодцы (часто из богатых и знатных семей), искавшие приключений.

Постоянно воюя с татарами и турками, донцы были хорошо осведомлены о намечающихся действиях неприятеля и в случае необходимости посылали донесение в Москву. Они оказывали содействие царским послам к крымским татарам и турецкому султану, помогали проводить российские суда по Дону и выполняли другие поручения, за что получали от правительства порох свинец, хлеб, вино, деньги и др. При этом донцы сохраняли независимость и жили по своим законам.

Вся полнота власти – законодательной, исполнительной и судебной – в войске принадлежала войсковому кругу, на котором все казаки, достигшие 17 лет, имели право голоса. Исполнителями решений круга были выбиравшиеся на год атаман, два есаула и войсковой писарь. Подобным же образом управлялись и станицы.

К середине XVI века возникает разделение на донских казаков и украинских (запорожцы), а чуть позже на реке Яик (Урал) появились яицкие казаки. В основе казачьего быта лежала военная организация, свойственная кочевым народам. Живущие на далеких окраинах русских княжеств, окруженные со всех сторон воинственными ордами кочевников, они защищали и себя, и стоящие за ними российские земли.

Изначально казачьи поселения на Дону, Тереке и Яике (Урале) были образованы вне пределов России, в условиях, от нее не зависимых. Но из-за постоянных войн с кочевниками, нехватки военных припасов и продовольствия, казаки все более попадали в финансовую и политическую зависимость от Москвы, которая снабжала их всем необходимым взамен выполнения договорных обязательств.

С XVII века жизнь донского казачества постепенно меняется. Связь Дона с Москвой становится более тесной. Более того, казаки сыграли заметную роль в разгроме польских интервентов и изгнании их из России, а затем и в избрании на царство в 1613 году Михаила Федоровича Романова. Первый царь династии Романовых наградил донцов за помощь в спасении Русского государства войсковым знаменем. Через год казаки были пожалованы царской грамотой, в которой перечислялись деяния донцов в пользу Отечества. С 1618 года казаки стали ежегодно получать жалованье за службу, а в 1623 году, числом около 2.000 человек, поступили в ведение Посольского приказа.

Наплыв новых людей к казакам был значителен, правительство неоднократно запрещало принимать беглых, и требовало их возвращения. Однако казаки твердо придерживались старинного обычая: «с Дона выдачи нет». Разрастаясь, и постоянно увеличивая свою силу благодаря пришельцам, донцы теснили враждебных соседей – крымских и ногайских татар, турок, а нередко, соединившись с запорожскими казаками, ходили в Черное море, громили турецкое побережье, освобождали русских пленных и с добычей возвращались домой. Но чаще всего совершали набеги на турецкий Азов, преграждавший им свободный выход в море.

В самые тяжелые для казаков времена, особенно в 1646–1648 гг. после многолетней войны с турками, по Царскому указу в помощь донским казакам набирали по стране тысячи вольных людей. В частности были переселены на Дон по наказу из Москвы, около 3.000 охочих вольных людей из Украинских городов. А в 1658 году на усиление Терских казаков отправили 1. 379 семейств.

С середины XVII века после реформ московского патриарха Никона, при царе Алексее Михайловиче, от православных стали требовать троеперстного крестного знамения вместо двуперстного, как крестились в старину, уничтожали иконы старого письма. За сложение двух перстов при крестном знамении, за службу по старинному уставу, за поклонение дедовским иконам преследовали жестоко: заточали в темницы, били кнутом, жгли каленым железом, казнили смертью.

Однако были на Руси люди, которые дорожили верою своих отцов больше, чем личным благополучием и покоем. Они слышали, что на Дону живут казаки, люди вольные, которые не спрашивают, кто, как верует, лишь бы веровал во Христа, и гонимые за веру, за старый обряд – старообрядцы – шли на Дон, шли в казаки, и несли туда свою стойкую старую веру.

Шли на Дон также и те, кто не мог больше мириться с несправедливостью и тяготами жизни на Руси. За смелое, правдивое слово можно было сложить голову. И люди, которым дорога была свобода совести, уходили туда, где требовались только удалая голова да верность своей клятве.

Со второй половины XVII века донцы стали принимать участие в походах русских воевод за пределами своей территории. При этом они считали себя независимыми от Москвы. Но царские воеводы думали иначе. Когда донцы, воевавшие в составе войск Юрия Долгорукого, хотели от него уйти, он приказал схватить атамана и казачью старшину и на глазах разоруженных казаков их повесил.

Жестокие действия Долгорукова вызвали восстание на Дону, которое возглавил родной брат казненного атамана Степан Разин. Отстоять независимость в боях с многочисленными царскими отрядами казакам не удалось, и в 1671 году донцы впервые были приведены к присяге на верность царю. С того времени принятие присяги казаками стало обязательным при восшествии на престол каждого нового российского царя.

Конец XVII века прошел для донского казачества в почти непрерывных войнах с турками, крымскими татарами и кочевниками калмыками. В 1696 году казаки вновь подошли к Азову, но уже вместе с сильными русскими войсками. Первое крупное столкновение с турками произошло в мае в устье Дона у Канаярского острова во время морской разведки, в которой участвовал сам Петр I.

На малых судах 6 тысяч казаков во главе с атаманом Фролом Минаевым внезапно напали на 14 больших турецких баркасов с воинскими снарядами и мгновенно овладели девятью судами. Не довольствуясь первым успехом, казаки тут же напали на основные силы турецкого флота. Неприятельские корабли подняли паруса и стали уходить, но донцы настигли два больших судна, атаковали их и взяли на абордаж. Захватив груз, казаки одно судно сожгли, а второе потопили, при этом взяли более 270 человек в плен. Продолжая погоню, донцы загнали на мель десять судов и захватили столько же галер.

Этот налет казаков дорого стоил Турции – ее флот потерял 20 судов, 2 тысячи воинов, 70 медных пушек, большое количество боеприпасов и продовольствия. Сражение шло на глазах самого царя Петра I, который находился на одном из казачьих стругов. Это была крупная морская победа России на южных рубежах и самая главная битва донских казаков на Черном море, которой они гордились. Обреченный Азов после штурма сдался. Путь к Черному морю был проложен. Петр I щедро наградил всех участников и почти всю добычу отдал казакам.

К концу XVII века территория Донского казачьего войска простиралась от устья Хопра до устья Аксая и даже начинала вклиниваться в пределы Екатеринославских, Воронежских и Саратовских земель. На Дону уже существовало более 50 казачьих городков, число которых продолжало расти. Появились мазанки, деревянные дома, церкви и другие строения. Быт донского казачества постепенно менялся. Уже почти не осталось холостых казаков, шло расслоение на богатых и бедных, а также на служилых казаков и вольных.

Начало XVIII века ознаменовалось наступлением правительства на казачью вольницу. Решительные преобразования Петра I, ограничение свободы, прав казаков и розыск беглых вызвали сильные волнения на Дону. С целью прекращения бегства крепостных крестьян к казакам, была проведена перепись, и состав казачьих войск стал строго фиксированным. Раньше казачьи области управлялись атаманами, выбиравшимися казаками на один год. При Петре I этот порядок был изменен. Войсковые атаманы стали назначаться самим царем, и получили название «наказные».

Простые казаки все меньше принимали участие в решении важнейших вопросов, а значение войскового круга с каждым годом все более падало. Власть сосредоточилась у казачьей верхушки, которая распоряжалась ею на местах фактически бесконтрольно, зачастую злоупотребляя.

Пытаясь отстоять остатки вольностей, простые казаки принимали участие во многих бунтах (в частности Кондратия Булавина и Емельяна Пугачева), которые оканчивались поражением, так как в казачестве на этот счет имелись разногласия. Большинство казаков, присягнувших на верность царю, оставались верны присяге.

Вслед за разгромом Пугачевского восстания в 1775 году в правление Екатерины II та же участь постигла и взбунтовавшуюся Запорожскую сечь. После этого казачество окончательно потеряло независимость и с точки зрения законодательства Российской империи стало считаться военным сословием наряду с дворянством, духовенством, крестьянством, купечеством и мещанством.

Все мужское население теперь обязано было служить. Войдя в состав Российского государства, казачьи войска составляли полки легкой конницы. Военная подготовка, обмундирование, снаряжение и кони приобретались казаками за свой счет. Вознаграждением служили земли, на которых жили казаки, и неприкосновенность, гарантированная царской властью. Предоставлялись и иные льготы: беспошлинная торговля, рыбные промыслы и т. д. Главными средствами существования казаков являлись земледелие, скотоводство, рыбная ловля и охота.

Среднее обеспечение землей на одну мужскую душу казачьего сословия по Положению от 21 апреля 1869 г. составляло около 30 десятин (в десятине – 1,1 га), в то время как крестьянские наделы по реформе 1861 г. составляли 3,4 десятины на мужскую душу населения. При этом земля считалась собственностью всего войска, а не отдельного лица или группы лиц, то есть казак мог лишь пользоваться землей, но владеть и распоряжаться ей имело право лишь войско в целом.

Главная роль казачества состояла в защите Отечества. Начиная с XVII века казаки участвовали почти во всех войнах, проводимых Россией. На войне казаки показали свое преимущество не только перед азиатскими, но и перед европейскими вооруженными силами. Лучшей конницей мира считались казаки, помимо прочего они были незаменимы на передовой, как разведчики, дозорные и истребители вражеских диверсантов.

В обязательную программу боевой подготовки казака входили такие элементы, как подхватывание на скаку предметов с земли, соскакивание с коня и посадка, езда стоя, джигитовка группами, перевозка пехотинцев и раненых, стрельба из различных положений и т. д. Причем к военному делу казаков приучали с детства. На крестинах мальчика «посвящали в казаки»: надевали на него саблю и сажали на коня. Гости приносили в дар новорожденному саблю, ружье, патроны и иное военное снаряжение.

Казачьи войска были для России гигантским резервуаром, из которого она черпала свою силу и могущество. В Отечественной войне 1812 года участвовали поголовно почти все казаки донского войска, начиная с 17-летнего возраста, Дон выставил против наполеоновской Франции свыше 60 тыс. бойцов, из которых 20 тыс. погибло. В Крымскую войну Дон выставил 82 тыс. воинов. В первую мировую – до 300 тыс.

После войны с наполеоновской Францией, во время которой казаки, особенно донцы, оказали неизмеримые услуги Отечеству, российское правительство решило принять серьезные меры к устройству казачьего быта. Государство теперь стало заботиться не о подчинении казаков центральной власти, а о более полном удовлетворении интересов самого казачества, ибо казаки уже стали органичной частью государства.

Неоценима роль казаков также в освоении новых земель и в присоединении их к Российскому государству. В связи с этим, кроме исторического южнорусского и украинского казачества, к казачьим войскам в разное время приписывались представители разных народов: калмыки, татары, якуты, башкиры, кабардинцы, осетины, ингуши, чеченцы, дагестанцы, ногайцы, грузины, армяне, черкесы, казахи, болгары, молдаване греки, сербы, албанцы, и т. д., а также разноплеменные беглецы из перешедших на службу России наемных отрядов турецкого султана и польского короля.

Из числа разных народов и народностей создавались дружины, роты, эскадроны, полки и войска. Причем зачастую в национальном отношении они носили смешанный характер. Для подтверждения сказанного приведу выдержки из справочной книги Императорской Главной Квартиры «Императорская Гвардия», составленной в 1912 году, в которой излагались хроники гвардейских казачьих частей. Указанные ниже данные наглядно показывают многонациональный состав казачества.

1654 г. В подданство Московскому Царю перешли Малороссийские и Запорожские казаки с их гетманом Богданом Хмельницким.

1700 г. Из живших в городе Чугуеве казаков, а также из Донских и Яицких казаков, служивших в Орле, Курске и Обояне, и из крещеных калмыков и татар была сформирована особая команда из 500 человек, в дальнейшем переименованная в Чугуевский конный казачий полк.

1729 г. К Войску Донскому причислены Донские юртовые калмыки.

1739 г. В окрестностях крепости Ставрополь из крещеных калмыков было создано Калмыцкое войско в составе 5 рот. В 1760 г. К войску причислены выходцы из киргиз-кайсацкого плена – Цзюнгарские крещеные калмыки, образовавшие еще три роты.

1751 г. Дозволено Сербскому полковнику Хорвату поселиться в местности за Днепром, названной Новой Сербией, и сформировать из сербских выходцев два полка: гусарский и пандурский. В 1752 году ему разрешено было сформировать еще два полка

1775 г. Учреждено Албанское войско из греков и албанцев, служивших в продолжение Турецкой войны на Российском флоте и по окончании войны поселенных близ крепости Керч и Еникале.

1787 г. Из поселян и мещан Екатеринославской губернии и из польских выходцев образовано Екатеринославское казачье войско, которое в 1796 г. было расформировано.

1797 г. Из татар, издавна живущих в Литовских провинциях, сформирован полк под названием Литовского конного татарского полка. В 1803 году Татарско-Литовский конный полк был разделен на конный Татарский полк и конный Литовский полк. В 1807 году конные полки: Польский, Татарский, Литовский и Волынский переформированы в уланские полки тех же наименований.

1798 г. Сформировано Башкиро-мещерякское войско из 5 кантонов Мещерякских и 12 Башкирских. В 1812 г. для участия в войне с французами от войска было сформировано 20 Башкирских казачьих полков. В 1855 г. Войско названо Башкирским и к его составу причислены тептяри и бобыли Оренбургского края. В 1882 г. Башкирское войско переименовано в Башкирскую конную милицию.

1799 г. Ясачные крестьяне и татары Оренбургской губернии причислены к Оренбургскому казачьему войску.

1802 г. Из ногайцев, обитавших в Таврической области на Молочных водах, сформированы 2 пятисотенных ногайских конных полка, которым было пожаловано 10 сотенных знамен. В 1805 году ногайские полки упразднены, и ногайцы обращены в земледельческое сословие.

1803 г. К Войску Донскому причислены чугуевские и доломановские крещеные калмыки, в количестве 400 душ.

1803 г. Бугский конный казачий полк (состоявший из молдаван, валахов и других задунайских христиан) и 600 человек Болгарских переселенцев, живших на его землях, с добавлением выходцев из других южнославянских народностей образовали Бугское казачье войско. В 1814 г. в состав Бугского войска зачислены, издавна жившие на его землях Малороссийские казаки. А в 1817 г. к войску были присоединены два Украинских уланских полка.

1807 г. Из живших в устьях Дуная беглых запорожцев, известных под названием Буджакских, сформировано войско и названо Усть-Дунайским. В 1816 г. к Буджакским казакам причислены, пожелавшие остаться в России, южнославянские народы. В 1836 г. к войску причислены окрестные оседлые цыгане. В 1844 г. – греки, сербы, болгары, албанцы, и другие люди разного звания и происхождения, после чего образовалось Дунайское казачье войско в составе двух конных полков.

1808 г. Из Крымских татар сформировано Крымское татарское войско в составе четырех полков. В дальнейшем войско было сокращено и получило в 1909 г. название Крымский конный Ее Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны полк.

1811 г. Для участия в войнах с французами сформированы Калмыцкие полки: 1-й Тундутов – из Дербентевского улуса (роды Эрдениев и Чугеев) и 2-й Тюменев – из Хошеутовского улуса. По окончании войны эти полки расформированы.

1812 г. На основании Манифеста о созыве Внутреннего ополчения, для усиления действующей против французов армии, из жителей Черниговской и Полтавской губерний, сформировано 15 Малороссийских конных казачьих полков, по 5-ти эскадронов каждый. По окончании войны в 1816 г. эти полки расформированы.

1812 г. Из способных к казачьей службе поселян Киевской и Каменец-Подольской губерний сформировано Украинское казачье войско в составе 4-х полков.

1813 г. Многие из военнопленных поляков, пожелавшие навсегда остаться в Сибирском казачьем войске, зачислены в казачье звание.

1817 г. К Оренбургскому казачьему войску причислены служилые и ясачные татары и черкесы, жившие в Оренбургской губернии.

1830 г. От Оренбургского казачьего войска был сформирован Оренбургский казачий полк, состоявший наполовину из башкир.

1831 г. Состоявшие на службе в Оренбургском казачьем войске киргизы и другие азиаты причислены к войсковому сословию.

1832 г. Около двух сотен пленных поляков зачислены в Оренбургское казачье войско.

1842 г. К составу Оренбургского войска причислено Ставропольское калмыцкое войско.

1832 г. Из запорожских казаков, вышедших из Турции и перешедших в подданство России создано Азовское казачье войско.

1851 г. Образовано Забайкальское казачье войско в составе 3-х русских, 1-го Тунгуского и 2-х бурятских полков.

1851 г. Сформирован Дагестанский конно-Иррегулярный полк.

1854 г. Во время войны с Англией, Францией и Сардинией в Севастополе из греков, албанцев, сербов, черногорцев, молдаван и валахов был учрежден Легион Императора Николая I, по окончании войны распущенный.

1860 г. Из добровольцев горских племен сформированы: Терский Конно-Иррегулярный полк и Лабинский Конно-Иррегулярный эскадрон.

1869 г. В состав Семиреченского казачьего войска зачислены китайские эмигранты (солоньи, манжуры и калмыки) в числе около 400 душ.

1877-1878 гг. По случаю войны с Турцией, из горских племен Кавказа сформировано: 6 конных полков, 7 отдельных конных сотен, 3 конных и 3 пеших дружины; и из туземного населения Закавказья Сформировано: 8 конных полков, 7 конных дивизионов, 1 конная дружина и 12 отдельных конных сотен. В их числе полки: Сухумский, Чеченский, Эриванский, Владикавказский, Кумыко-Кабардинский, Терско-Горский, два Дагестанских и т. д., три конных дивизиона Кутаисских дворян, Осетинский и Ингушский дивизионы, конные дружины: Тифлисская дворянская, Грузинская и т. д.

Как видно из выше перечисленного, казачество не имело ограничений по национальному признаку и более всего это проявлялось во время войн с другими государствами, где роль казачества являлась неоценимой. Огромную роль, благодаря своему многонациональному составу казачество играло также в поддержании мира и порядка внутри самой страны.

С этой целью казачьи гарнизоны намеренно образовывались так, чтобы отделять друг от друга веками кровно враждующие народности и племена. Благодаря казакам были прекращены войны между осетинами, ингушами и чеченцами, между кавказскими горцами, калмыками и ногайцами, между калмыками и киргизами, между казахами и башкирами и т. д.

Убедившись в незаменимой роли казачества в поддержании мира и порядка в стране, царское правительство стало размещать казачьи поселения и гарнизоны во всех частях Российской империи. При этом использовались как пришлые казаки, так и местное население. Ниже приведу выдержки из упомянутой уже ранее книги «Императорская Гвардия», которые это наглядно подтверждают.

1724 г. От каждой станицы Войска Донского по одной семье (всего около 1.000 семей) были переведены на Кавказ, частью на Аграхань, а частью в крепость Святого  Креста.

1786 г. Для предохранения Кавказского края от междоусобных войн, грабежей и набегов сформировано особое войско из 300 ингушей, 500 осетинцев и нескольких сотен кабардинцев.

1796 г. 1.000 Уральских казаков были переведены в Киргизскую степь.

1824 г. Из Моздокской горской команды, казаков Луковской станицы, нескольких русских и осетинских селений и Екатеринодарской станицы Волгского полка образован Горский полк.

1836 г. На Военно-Грузинской дороге поселены Малороссийские казаки, в количестве двух полков.

1849 г. Для охранения Кахетии сформирована из грузинских дворян Грузинская конная дружина охотников.

1860 г. Сформирована Дагестанская конная милиция в составе 10-ти сотен.

1885 г. Учреждена в Туркестане Туркменская конная милиция.

Все упомянутые выше конные дружины и милиция формировались на основе и по типу казачьих.

Роль казаков в истории России была настолько значительной, что и при Петре I, и при его преемниках внутренний быт казачества оставляли нетронутым. По образцу старинных войск, в первую очередь донского, были устроены и все новые казачьи войска: на Волге, Кавказе, Оренбурге, Новороссии, Забайкалье, Дальнем Востоке и т. д.

Основу новых казачьих войск составляли обычно пришлые казаки, специально для этой цели подобранные, а к ним присоединяли уже тех, из местного населения, кто был способен к военной службе. Ибо казак это, прежде всего, воин, а потом уже пахарь, охотник, рыбак и все остальное.

Ниже приведу ряд выдержек из упомянутой уже ранее книги, которые наглядно показывают,   как образовывались новые казачьи войска.

1733 г. 1.057 семей Донских казаков было переведено на Царицынскую линию и вошло в состав Волгского войска.

1760 г. Донские казаки, башкиры и мещеряки, составлявшие кордонную линию в Сибири и пожелавшие там остаться навсегда, были зачислены в Сибирское войско.

1792 г. На Терскую линию по реке Кубань переселены 3.000 семей Донских казаков, которые совместно с частью Волгских казаков, образовали Кубанский полк.

1808 г. Повелено переселить на земли Черноморского войска с зачислением в него, около 15. 000 малороссийских казаков.

1825 г. Все военные поселяне в Сибири обращены в станичные казаки. 1846 г. К войску причислены свыше 6000 душ казенных крестьян, а в 1848 г. – свыше 4000 душ переселенцев из внутренних губерний.

1832 г. В казачье сословие Кавказской Линии обращено 1300 переселенцев из Полтавской и Черниговской губерний, состоявших в малороссийских казаках.

1857 г. На Амур переселено около 450 семей Забайкальских казаков.

1862 г. Повелено на усиление Кубанского и Терского войск переселить на Кавказ 1.200 семей Донских казаков, 2.000 семей государственных крестьян и 600 человек отставных солдат.

Заслуга царского правительства заключалась в том, что оно сумело разглядеть пользу в казачестве и использовать его во благо страны. Постепенно из буйной вольницы, смело боровшейся с воинственными соседями, казачество превратилось в неотделимую часть государства Российского, с особым укладом жизни и своими обычаями, и стало верным защитником Отечества, как от внешних врагов, так и от внутренних.

В начале XX века в состав Российской империи входило двенадцать казачьих областей, восемь из которых созданы в целях государственной обороны искусственно. Население их составили казаки, вывезенные из исконно казачьих регионов, пополненные служилым людом и охотниками. Области донских, терских, уральских и днепровских казаков сложились исторически, без вмешательства государственной власти.

В момент октябрьской революции 1917 года 2,4 % населения России относились к казачьему сословию, что составляло около 4,5 млн. человек обоего пола. На тот период существовало 13 казачьих войск и отдельный казачий полк: Донское – 1,6 млн., Кубанское – 1,3 млн., Оренбургское – 533 тыс., Забайкальское – 264 тыс., Терское – 260 тыс., Уральское – 174 тыс., Сибирское – 172 тыс., Амурское – 50 тыс., Семиреченское – 45 тыс., Астраханское – 40 тыс., Уссурийское – 35 тыс., Енисейское (создано в 1917 г.) – 25 тыс., Иркутское (создано в 1917 г.) – 25 тыс., Якутский полк – 25 тыс. человек.

Все казачьи формирования были формально упразднены декретом ВЦИК и Совета Народных Комиссаров от 10 ноября 1917 года «Об уничтожении сословий и гражданских чинов», однако казачьи подразделения в составе, как Белого движения, так и в Красной Армии существовали до конца Гражданской войны 1918–1921 годов.

Сегодняшние потомки казаков практически ассимилированы и растворены в массе не казачьего населения. Основную роль в этом сыграли репрессии, унесшие жизни многих казаков и проводившееся большевиками «расказачивание», носившее характер геноцида.

Современное казачье движение возникло в конце 80-х годов, вначале как историко-культурное, ставившее своей целью возрождение у потомков казаков традиций, обычаев и исторической памяти. Последствия политики расказачивания со стороны государства привели к тому, что многие (особенно те, чьи родители покинув родные места, жили в больших городах) не помнят своих корней и не связывают себя с казаками.

По некоторым оценкам к концу 80-х годов в СССР насчитывалось около пяти миллионов потомков казаков, хотя принадлежность к казачеству сейчас доказать трудно. В понимании участников современного казачьего движения сегодня казаком может стать каждый, кто разделяет положения устава казачьей организации и готов подчиниться атаманскому правлению.

В современное казачье движение люди шли по разным причинам, включая и корыстные, но большей частью потому, что видели в нем силу, способную противостоять чиновничьему и криминальному беспределу, а также развалу Российского государства и геноциду против русскоязычного населения на территориях, образовавшихся после распада СССР.

Массовость казачьего движения была замечена ЦК КПСС еще до развала СССР, и на первом этапе большинство казачьих организаций возглавляли атаманы-коммунисты. Первое серьезное казачье объединение, в которое вошли десятки казачьих общин и инициативных групп с Дона, Кубани, Терека, Сибири и Дальнего Востока, было создано в июне 1990 года по указанию «сверху» и получило название «Союз казаков».

Атаманом «Союза казаков» стал директор крупного московского автокомбината, бывший руководящий работник райкома КПСС Александр Мартынов, который не расстался со своим партийным билетом даже после вступления в должность атамана. Коммунистическая пресса на все голоса рекламировала деятельность «Союза казаков». Помощник атамана В. Латынин летом 1990 г. заявил публично по центральному телевидению, что цели «Союза казаков» полностью совпадают с целями компартии РСФСР.

В июле 1991 г. по инициативе «снизу» возникло альтернативное движение «Союз казачьих войск России» (преобразованное в июле 1993 г. в «Союз казачьих войск России и зарубежья»). На первом Круге СКВР было принято решение, что атаманы не должны состоять ни в каких в политических партиях.

В понимании тех, кто считал себя казаками, эти два объединения – «Союз казаков» и «Союз казачьих войск России» – определились как «красное» и «белое». К первому – подтянулись казаки, тяготевшие к коммунистическому прошлому, ко второму – желавшие демократических преобразований. Имелись и иные казачьи организации, которые не придерживались ни тех, ни других, но, как правило, они были малочисленные. Казачьими структурами общероссийского уровня считались только эти два враждебно настроенные друг против друга объединения.

Во время выборов президента России в июне 1991 г. «Союз казаков» поддержал кандидатуру Рыжкова, а организации, через месяц объединившиеся в «Союз казачьих войск», – Ельцина. В августе 1991 г. правление «Союза казаков» негласно поддержало ГКЧП, а руководство «Союза казачьих войск» формировало отряды для обороны здания Российского Верховного Совета. В октябре 1993 г. «Союз казаков» во главе с Мартыновым поддержал распущенный Указом президента России парламент, а «Союз казачьих войск России и зарубежья» во главе с Верховным атаманом Виктором Ратиевым выразил свою поддержку президенту России Ельцину и правительству  Черномырдина.

Наибольшей силы современное казачье движение достигло в 1994 г. В частности, когда в День независимости России 12 июня был проведен в городе Новочеркасске парад казачьих войск «СКВРиЗ, в нем приняли участие (не считая гостей) около семнадцати тысяч казаков из одного только «Всевеликого войска донского», располагавшегося на территории Ростовской области.

К тому времени я уже занимал должность заместителя Верховного атамана СКВРиЗ по связям с общественностью и вместе с Верховным атаманом Виктором Ратиевым и атаманом «Всевеликого войска донского» Николаем Козициным принимал этот парад на площади атамана Платова. Это мероприятие было снято на видеопленку и вошло в один из фильмов, смонтированных пресс-группой «Единства».

В других российских регионах казачье движение получило не столь сильное развитие, как на исконно казачьих землях в Ростовской области, но тоже являлось заметной силой, с которой не считаться было нельзя, тем более что казачьи организации строились по принципу военизированных формирований. А то, что у каждого казака имелось в заначке оружие – секретом ни для кого не являлось. Да и не могло быть по-иному, ибо казак – это, прежде всего, воин.

До определенного момента СКВРиЗ поддерживал президента Ельцина, а «Союз казаков» – его противников, но к осени 1995 года, в канун парламентских выборов, произошло неожиданное. Правление «Союза казаков» во главе с Мартыновым от имени входивших в это объединение казаков вступило коллективным членом в движение «Наш дом Россия», то есть в «партию власти», поддерживающую президента Ельцина.

Впоследствии по списку этого движения Мартынов вошел в Госдуму. Это привело к расколу внутри «Союза казаков», так как большинство входивших в него организаций об этом решении не знали, а узнав, осудили исходя из отрицательного отношения к политике Ельцина и его правительства. В результате от Мартынова потребовали, чтобы он не появлялся в Думе в казачьей форме и не делал заявлений от имени казачества.

Развалился постепенно и «Союз казачьих войск России и зарубежья». Причин было много, но основная заключалась в том, что казаки разочаровались в «демократических» преобразованиях, проводимых правительством Ельцина, приведших к обнищанию страны и народа. В результате, казачьи организации растащили политики, прикрывшиеся громкими лозунгами, и получилась полная неразбериха.

Одни ратовали за создание казачьих областей и республик, другие за объединение СССР, третьи призывали к борьбе с жидо-масонами, четвертые – с кавказцами, пятые – с демократами, шестые – с коммунистами. А в это время на фоне хаоса, путаницы и неразберихи нечистые на руку дельцы продолжали грабить Россию и унижать население.

К 1996 году разделение казаков на «белых» и «красных» уйдет в прошлое. Но к тому времени официальные власти подомнут под себя казачество почти полностью, и сделают ручным. Произойдет разделение казачьих организаций на реестровые (государственные) и общественные (независимые). Общественному казачьему движению перекроют везде кислород, и оно начнет  резко спадать. Но это уже другая тема, ее я раскрою чуть позже, а сейчас вернусь к событиям, которые касаются меня.

На современное казачье движение я обратил внимание весной 1992 года, когда познакомился с атаманом «Амуро-Уссурийского казачьего войска» Станиславом Проценко, но более серьезно стал присматриваться лишь в начале 1993 г. Тогда называющих себя казаками и носивших казачью форму в Хабаровске было мало. Уличная братва, спортсмены и коммерсанты не воспринимали их всерьез и называли ряжеными. В связи с этим у казаков возникали проблемы, для решения которых они обращались иногда ко мне. Я помогал им так же, как инвалидам, ветеранам, представителям культуры, спорта и т. д., не вникая в суть казачьего движения.

Чаще других ко мне обращался от имени казаков Георгий Никифоров, являвшийся  полномочным представителем Верховного атамана СКВРиЗ по Дальнему Востоку. Иногда мы с ним касались истории казачества, так как по линии отца у меня были корни казачьи, и я более детально стал в эту тему вникать. Когда у меня возникла идея создания организации «Единство», то многие хабаровские казаки меня в этом поддержали, а Георгий Никифоров вошел в Совет «Единства».

В начале февраля 1994 года Георгий пригласил меня от имени Верховного атамана СКВРиЗ Виктора Ратиева на открытие Главного управления «Союза казачьих войск России и зарубежья», которое проводилось в городе Новочеркасске. И я принял это приглашение. С собой взял, помимо Никифорова, председателя правления организации «Единство» Александра Сергеева и десять хабаровских казаков в парадной форме.

На это мероприятие прибыли также представители Правительства, Генерального штаба и Совета обороны РФ. Там я познакомился близко с Верховным атаманом и с атаманами из разных регионов, и пригласил их от имени «Единства» в Хабаровск на празднование 105-летия Уссурийского казачьего войска. Мое приглашение приняли, и 17 марта 1994 года в Хабаровске собрались казачьи атаманы с Дона, Кубани, Сибири, Дальнего Востока и других регионов России. Прибыл и Верховный атаман СКВРиЗ  Виктор Николаевич Ратиев.

Открытие праздника начали с посещения церкви и возложения венков к памятникам отцов города: Ерофею Хабарову и Муравьеву-Амурскому. Затем провели собрание, где обсудили проблемы казачества. После этого была торжественная часть, посвященная 105-летию Уссурийского казачьего войска, концерт художественной самодеятельности и пресс-конференция, на которой присутствовали атаманы из разных регионов России во главе с Верховным атаманом и журналисты из местных газет. А ближе к вечеру состоялся большой банкет и выступление казачьего хора.

Организационные и культурные вопросы проводились от имени «Единства», а все финансовые расходы (включая питание гостей, проживание их в гостинице, билеты на самолет до Хабаровска и обратно), я взял полностью на себя, так как это были в первую очередь мои гости, ибо я их всех пригласил.

Более организованного и значимого казачьего мероприятия на Дальнем Востоке никогда не было. Но краевые власти вместо того, чтобы поддержать, подняли на ноги  хабаровскую милицию с целью его сорвать, мотивируя тем, что борются с организованной преступностью в лице моем и «Единства». На самом деле причина была в ином. 

Губернатор Ишаев относился негативно к казачьему движению, но выступить открыто против них не мог, ибо это противоречило Указу президента России (за № 632 от 15.06.92 г.), «О поддержке казачества». Поэтому он пошел путем другим, более гибким: создал в начале 1993 г. «карманное» Хабаровское казачье войско, во главе с подконтрольным ему атаманом и правлением, а остальные казачьи организации стал беспощадно давить, хотя это противоречило закону «Об общественных организациях».

На поводу у него в этом вопросе пошли: командующий Дальневосточным военным округом генерал-полковник Чечеватов и глава всех православных приходов в Хабаровском крае епископ Иннокентий, запретившие своим подчиненным контактировать с казаками не из «Хабаровского войска».

В том, что одни начальники поддержали других, нет ничего удивительного, но, как вскоре выяснилось, у Чечеватова была и личная заинтересованность. Руководители краев и областей дальневосточного региона уже давно вынашивали планы по созданию Дальневосточной республики, где Ишаеву (возглавлявшему экономический совет субъектов Федерации Дальнего Востока) отводилась роль президента, а Чечеватову, судя по всему, – министра обороны.

Региональные руководители назначались тогда президентом России, и говорить о сепаратизме открыто никто из них не рисковал. Поэтому они решили для достижения намеченной цели разыграть казачью карту и опереться на подконтрольную им общественность. В связи с этим было намечено создать казачье объединение «Дальняя Россия» во главе с командующим ДВО Чечеватовым, и загнать туда все имевшиеся на Дальнем Востоке казачьи общества.

Затем, согласно намеченному плану, атаманы казачьих обществ должны были от имени всех дальневосточных казаков выступить с инициативой проведения референдума по созданию Дальневосточной республики. А подготовленные заранее представители общественности и средства массовой информации – вынесли бы  этот вопрос на всенародное обсуждение и направили ситуацию по нужному руслу.

Нужно отметить, что этот план был реальным, ибо всем известно, что дальневосточные земли осваивали и присоединяли к Российской империи казаки. Более того, казачьи организации, являвшиеся общественными, не зависели от Москвы и никому, кроме атаманского правления, не подчинялись. Представители местной общественности также от Москвы не зависели и находились во власти региональных начальников.

Дальневосточной правящей элите казалось, что цель уже близка, и дело осталось за малым: создать казачье общество «Дальняя Россия», объявить Чечеватова его Верховным атаманом и заявить от имени местных казаков о создании Дальневосточной республики. Однако я, не осознавая того, переломал эти планы. О том, как это произошло, расскажу чуть позже, а сейчас сделаю небольшое отступление в прошлое.

Незадолго до этих событий казакам стало известно, что на расчетный    счет «Хабаровского казачьего войска» под прикрытием Указа президента России «О поддержке казачества» скидывались из краевого бюджета немалые деньги, ушедшие на подпитку коммерческих структур, за которыми стояли чиновники из краевой администрации. Казаки пытались созвать Большой круг и потребовать отчета по этим деньгам у атамана «Хабаровского войска» Сергея Калмыкова, но их попытки не имели успеха.

В то время все казачьи организации являлись общественными с типовыми уставами и выборными атаманами, которые избирались на Большом круге (съезде) большинством голосов. Большой круг считался высшим органом власти и созывался обычно один раз в год. Помимо этого не менее двух раз в год собирался Малый круг (Совет атаманов), который в случае необходимости мог потребовать переизбрания атамана войска и созыва внеочередного Большого круга.

Атаман «Хабаровского казачьего войска» Калмыков тоже считался выборным, но добиться от него отчета, а тем более переизбрать никто не мог, так как за его спиной стоял губернатор. По сути, он являлся чиновником, поставленным «сверху» для надзора за казаками, а его самого контролировало войсковое правление, состоявшее из подконтрольных губернатору офицеров милиции и военной контрразведки.

По жизни Калмыков был алкоголик с отталкивающей внешностью и поведением, уважением у казаков не пользовался и держался в атаманах лишь потому, что являлся ставленником губернатора. Чтобы не быть голословным, приведу пример.

Произошло это в октябре 1993 года в городе Оренбурге, в момент проведения III Большого круга «Союза казаков». От Хабаровского края Ишаев делегировал на это мероприятие своего советника по казачеству генерала Бухтеева, атамана Калмыкова и по их усмотрению несколько казаков.

По прилету в Оренбург Калмыков, как это бывало часто, ушел в запой и, будучи в состоянии сильного опьянения, вел себя на кругу по-хамски. Рассерженные атаманы решили его по окончании круга выпороть по казачьей традиции нагайкой. Напуганные, и не совсем протрезвевшие, Калмыков и Бухтеев не стали дожидаться окончания круга и первым же самолетом улетели из Оренбурга, оставив без денег на обратную дорогу казаков, которых привезли с собой из Хабаровска.

Когда об этом узнали делегаты Большого круга, то негодованию их не было границ, тем более что выплыли и другие факты отрицательного поведения Калмыкова. Хабаровским казакам сообща собрали деньги на дорогу, а по Калмыкову вынесли решение, что ему не место в казачьем движении. После этого атаман «Союза казаков»  Мартынов подписал приказ о разжаловании его в рядовые и лишении атаманского звания. Этот приказ передали губернатору Хабаровского края с подробным указанием мотивов, но Ишаев его проигнорировал, ибо не о развитии казачьего движения у него болела душа, а о том, как загнать его в нужные для себя  рамки.

Скомпрометировав себя в «Союзе казаков» Калмыков написал в декабре 1993 года заявление на имя Верховного атамана СКВРиЗ Ратиева с просьбой принять «Хабаровское казачье войско» в «Союз казачьих войск России и зарубежья». Однако когда приехавший по моему приглашению в Хабаровск Виктор Ратиев потребовал  прибытия Калмыкова на расширенное собрание, то, как и следовало ожидать, он не явился, ибо опасался вопросов со стороны казаков по поводу своей деятельности.

Бывшие на расширенном собрании казаки высказали все, что о нем думали, и единогласно проголосовали за отстранение от атаманской должности. Ратиев подвел итог: Калмыкова разжаловать в рядовые и лишить атаманской должности, и через две недели (2 апреля) провести Большой круг, на котором через голосование подвести к присяге нового атамана «Хабаровского казачьего войска».

Теперь вернусь немного назад. По приезду в Хабаровск Виктор Ратиев и атаманы из разных регионов России хотели встретиться с губернатором и командующим ДВО для обсуждения вопросов, связанных с казачеством. Но последние от встреч отказались и сделали все, чтобы сорвать намеченные мероприятия. А когда казаки пришли в церковь и попросили благословения у епископа Иннокентия, то он им в этом отказал, и запретил благословлять другим священникам.

Несмотря на сильное противодействие со стороны краевого начальства, нам все же удалось провести все запланированные мероприятия на очень высоком уровне, для чего мне пришлось поднапрячь все свои финансовые и организационные возможности, ибо дело коснулось принципа. Но после того как гости разъехались, на местных казаков, готовящихся к Большому кругу, намеченному на 2 апреля, навалились с огромной силой краевые власти с целью это мероприятие сорвать.

На Большом круге казаки хотели избрать нового атамана «Хабаровского казачьего войска» вместо Калмыкова и поднять вопрос о деньгах, выделявшихся из краевого бюджета для развития казачества. Но Ишаев и его окружение этого не желали, и со стороны пресс-службы УВД полились потоки грязи через местные СМИ на меня, казаков и организацию «Единство».

По внутреннему убеждению я чувствовал, что должен помогать возрождению казачества, но не задумывался над тем, почему это делаю. Кадровые вопросы меня не интересовали, но краевые власти вывернули все так, будто за переизбранием Калмыкова стою я. Одно дело бороться с  казачеством открыто, и совсем другое, – делать это под прикрытием борьбы с преступностью, которая рвется через казачье движение к власти.

Казаки не собирались ссориться с местными начальниками, и тем более не хотел этого я. Противостояние между нами и региональной властью было спровоцировано. Все казачьи организации на территории России являлись общественными с типовыми уставами и выборными атаманами, и по существующему законодательству губернатор не имел права навязывать казакам своего ставленника с позиции силы.

Казаки Хабаровского края не хотели конфликта с местной властью и пытались встретиться с губернатором и командующим ДВО, или с их доверенными лицами, с целью согласовать кандидатуру нового атамана «Хабаровского казачьего войска». Но, последние от встреч отказались, и мнение казаков во внимание не взяли. В отместку все казаки из «Хабаровского войска»  вместе с атаманами отделов и станиц перешли в офис «Единства», где я выделил им несколько кабинетов.

Вслед за этим инициативная группа из числа наиболее влиятельных атаманов начала работу по созданию «Уссурийского казачьего войска», в которое должны были войти казаки из Хабаровского и Приморского краев, а также из Еврейской автономной области. А чтобы избежать зависимости от местного начальства, решили зарегистрировать эту казачью организацию в Министерстве юстиции в Москве.

После того, как все казаки из «Хабаровского войска» перешли в мой офис, возле Калмыкова остались лишь члены правления (офицеры милиции и контрразведки). Однако Ишаев вместо того, чтобы взять во внимание настрой казаков, решил показать всем, кто в Хабаровском крае хозяин. Но сильно ошибся, не взяв во внимание изменения в обществе и пробудившееся у людей чувство собственного достоинства. Не учел он и мои личные качества. Я никогда не искал себе врагов, и тем более не хотел иметь их в лице власти, но и перед трудностями не привык отступать, если считал, что прав.

Ссориться с Ишаевым я не хотел, более того, поддерживал его до тех пор, пока он не объявил войну «Единству». К политической власти никогда не стремился и хотел лишь одного: приносить людям пользу. Но моя тяга к справедливости многих напугала,  поэтому из меня решили создать образ врага. В результате с легкой руки пресс-службы краевого УВД возникли такие понятия, как казачье войско официальное (губернаторское) и казачье войско криминальное («Единства»).

Большой круг, назначенный Верховным атаманом СКВРиЗ на 2 апреля, Ишаев своим приказом отменил, и перенес на 23 апреля. Но казаки проигнорировали приказ губернатора (ибо казачье движение являлось общественным), и продолжали готовиться к намеченному мероприятию.

Видя, что ситуация с казачеством выходит из-под контроля, Ишаев с Чечеватовым решили за несколько дней до 2 апреля собрать атаманов из Камчатской, Магаданской, Сахалинской и Амурской областей, а также из Хабаровского и Приморского краев в здании Хабаровской краевой администрации с целью утвердить казачье общество «Дальняя Россия» во главе с генерал-полковником Чечеватовым. Но их затея провалилась,  ибо к тому времени уже почти все казаки  знали о событиях в Хабаровске.

Многие атаманы по приглашению начальства не приехали. А приехавшие, после первого же совещания, покинули здание краевой администрации, и почти все, за исключением Калмыкова (оставшегося без казаков) и атамана из Приморья Полуянова, собрались в офисе «Единства». Там они провели Совет атаманов, обсудили сложившуюся ситуацию, и приняли резолюция, осуждающую действия  хабаровских властей.

Несмотря на активное противодействие со стороны Ишаева, Баланева, Чечеватова, Иннокентия и подконтрольных им структур, Большой круг, назначенный на 2 апреля, был проведен. Это стоило мне большого психического напряжения и немалых средств, ибо я оказался в центре всего. Две недели до мероприятия не ночевал в своей квартире и не задерживаться долго на одном месте во избежание провокаций со стороны милиции, которая охотилась за мной по указанию начальства с целью упрятать в тюрьму. 

От руководства СКВРиЗ на это мероприятие из Ростова приехал первый  заместитель Верховного атамана СКВРиЗ, атаман «Всевеликого войска донского» казачий генерал Николай Козицин. Из Москвы прибыли заместитель Верховного атамана СКВРиЗ полковник Геннадий Крутов и начальник Главного штаба СКВРиЗ полковник Валерий Камшилов. С собой они привезли священника для благословения  Круга.

Немало прибыло в Хабаровск казаков и из других российских регионов. Все финансовые расходы по мероприятию и гостям (включая проживание в гостинице, питание, билеты на самолет до Хабаровска и обратно) я, как и раньше, взял полностью на себя, ибо у казаков денег не было.

С целью сорвать проведение Большого круга, власти подняли на ноги почти всю хабаровскую милицию, но на открытую провокацию пойти побоялись, так как на кругу присутствовали делегаты из Москвы и иных регионов России, и к этим событиям (переросшим в серьезный конфликт) было приковано повышенное внимание со стороны российской общественности. Тем более что все снималось на видеопленку.

На Большом круге обсуждались вопросы, касающиеся дальневосточного казачества и объединения с казаками из других регионов под знаменем СКВРиЗ. Переизбрание Калмыкова отложили до круга, назначенного губернатором на 23 апреля. Там наметили потребовать у него отчета по деньгам, выделявшимся из краевого бюджета на развитие казачества, и выбрать нового атамана. Но Ишаев отказался от своего же решения, и назначенный им Круг не состоялся ни в том году, ни в последующих.

Ключевые моменты из упомянутых выше событий (проведение казачьих мероприятий и противостояние этому властей) были засняты пресс-службой «Единства» на видеопленку, и показаны по ТВ «Амур» жителям Хабаровского края, которые с большим интересом за всем этим наблюдали. Помимо прочего я распространил эти видео материалы через казачьих атаманов по другим регионам.

Когда казаки Хабаровского края поняли окончательно, что губернатор Ишаев им навстречу не пойдет, и не даст переизбрать Калмыкова, то решили вместе с казаками из Приморского края создать «Уссурийское казачье войско». Эта казачья организация была зарегистрирована за счет моих средств и возможностей летом 1994 года в Министерстве юстиции в Москве.

В данный момент казачье движение раздроблено и ослаблено, а в некоторых регионах почти совсем сошло на нет. Причин тому несколько: недостаток финансов и противодействие со стороны власть имущих, но главная причина  заключается в том,  что нет объединяющей идеологии.

Однако в недалеком будущем такая идеология появится, и казачье движение получит новую жизнь. Но это будет уже другое казачество, – состоящее из Воинов Света. В основе нового движения будут стоять не личные, корыстные и финансовые интересы, а духовные ценности и моральные принципы (честность, порядочность, справедливость), а также готовность бороться с любыми проявлениями зла во имя общего блага.

Более подробно расскажу обо всем этом позднее, а сейчас продолжу свой рассказ о событиях в Хабаровске.